Донателла Версаче о моде и о себе

Донателла Версаче о моде и о себе

Донателла Версаче:
«Я не работаю с теми, кто влюблен в Versace»

Мирослава Дума: Во время мужского показа Versace в июне мы услышали несколько неизвестных треков вашего друга Принса, а отголоски его стиля были видны в подиумных образах. Могли бы вы рассказать подробнее о своих отношениях с этим выдающимся музыкантом?

Донателла Версаче: : У Versace всегда были очень близкие отношения с музыкантами: Ленни Кравиц, Элтон Джон, Принс. С Принсем я очень хотела поработать, но он был необычайно застенчивым человеком, с которым не так просто было встретиться. Однажды, это было в 1998 году, он просто позвонил мне, и я позвала его к нам в студию, после этого мы всегда были на связи. Иногда телефон звонил, я поднимала трубку, а там — тишина. Через 10 минут снова звонок, и я слышу его голос: «Это я». А я уже и так знала, что это он, потому что просто чувствовала этого человека. В нашу последнюю встречу в Милане Принс спросил меня: «Как ты собираешься учить молодое поколение правде?» Он был буквально одержим этим вопросом! Хотел найти способ оградить молодежь от ошибок, которые так легко совершить и непросто исправить. Ведь даже высокие технологии, сильно облегчившие нам жизнь, могут так же сильно ее усложнить.

Говоря о друзьях-музыкантах Versace, не могу не вспомнить Леди Гагу, которая недавно посвятила вам песню под названием «Донателла».

Я обожаю ее! Она очень умная женщина.

Для нее и многих других выдающихся женщин вы создали знаковые образы для красных дорожек. Как вы работаете со звездами? Авторитетно рекомендуете, что и как надеть, или всегда готовы выслушать их пожелания и идеи?

Я ставлю во главу угла личность клиента. Например, для Леди Гаги действует принцип «чем больше, тем лучше»: она всегда подчеркивает свою сексуальность и не идет в этом вопросе на компромиссы. У Анджелины Джоли совсем другой посыл: в каждом своем образе она хочет сообщить о том, что ей небезразлично, потому ее наряды более просты и серьезны. Обе они выглядят по-разному, хотя обе носят Versace.

Существует очень четкий портрет женщины Versace — сильная, свободная, сексуальная, где-то даже хищная. Вы думали о том, чтобы в порядке эксперимента поработать с кем-то, чей образ максимально далек от этой хрестоматийной классики? Например, с Тильдой Суинтон.

Вы читаете мои мысли! Тильда… Ее андрогинность, короткая стрижка, обувь на низком ходу вдруг совместить с платьем Versace – это кардинально ее изменит. Но я бы сказала, что уже сегодня Тильду Суинтон можно представить в образе девушки Versace. Мы никогда не стоим на месте. Меняемся, ищем новые образы. Вы видели нашу рекламную кампанию с Карли Клосс? Для нас она также совершенно новый типаж женщины.

Вы руководите брендом уже почти 20 лет, проживая с ним не самые простые времена, когда сама система моды трансформируется до неузнаваемости. Как вы изменили стиль дома за время своего правления?

Мой стиль трансформируется с годами, и сейчас я создаю совсем не такие вещи, какие делала еще 10 лет назад. На данном этапе мне особенно интересно заниматься дневной одеждой, которую можно назвать сексуальной и интеллектуальной одновременно. Мне хочется воодушевлять и поддерживать женщин, ведь когда женщине комфортно в своем образе, ей все по плечу. Стиль — это мощное оружие, которое нужно уметь применять. В вечерних нарядах мы воплощаем мечту о сказке, эту же магию я пытаюсь воссоздать и в повседневной одежде. Я уделяю особое внимание крою, чтобы обеспечить женщине комфорт и уверенность в себе. Ведь наше самоощущение напрямую зависит от того, как мы выглядим.

Работая с такой сильной эстетикой и обширным наследием, которые определяют Versace, как вам удается двигать компанию вперед, сохраняя ее ДНК?

Versace никогда не была просто компанией. Под этим брендом создается все то, что входит в понятие «стиль жизни»: от посуды и предметов интерьера до целых объектов недвижимости. Я стараюсь сохранить составляющие, которые вложил в марку Джанни: наш знаменитый логотип в виде головы Медузы горгоны, барочную роскошь, смелость и провокативность, присущие дому. Сегодня, оглядываясь назад, я понимаю, что многих ошибок можно было избежать, если бы я больше доверяла себе, а не слушала советов со стороны. Я очень трепетно отношусь к наследию Джанни, но в то же время понимаю, что сегодня другие времена и нужно им соответствовать. Когда Джанни умер, в мире не было даже интернета, который изменил все, в том числе и саму моду.

Сегодня Versace — один из немногих брендов, сохраняющих независимость. Насколько я знаю, 20% акций дома торгуются на бирже: люди готовы и хотят вкладывать в него.

Но мы не кладем эти деньги в карманы. Мы инвестируем, инвестируем и инвестируем в развитие.

Можно ли все еще называть Versace семейной компанией?

Уже нет. Сегодня ею управляет независимый совет директоров, а все решения принимаются путем прямого голосования.

Вам так удобнее работать?

Да. Это бизнес, и независимые люди могут легко сказать вам, в чем вы правы, а в чем нет. С ними можно обсуждать любые вопросы и быть уверенной, что они выскажут свое честное мнение. К тому же каждый привносит свои идеи, ставит перед компанией новые задачи и отвечает за их исполнение. Люди в совете директоров далеки от моды: они являются экспертами в разных других областях.

Мир моды сегодня движется на предельной скорости. Одежда стала новым фастфудом: социологи подсчитали, что в год люди покупают до 8 миллиардов единиц. Один только дом Versace выпускает более 10 коллекций в год.

Согласна, это очень много. Мы всерьез думаем о том, чтобы делать меньше. Сейчас вещей такое огромное количество и они так часто сменяют друг друга в магазинах, что сами себе создают конкуренцию. К тому же в наше время слишком многие возомнили себя дизайнерами, а нужно вернуться к истинной моде и брендам, чья философия зиждется на этой культуре. Необязательно заполнять свои магазины до отказа, а потом выпускать дополнительные коллекции, чтобы разбавить их ассортимент. Достаточно 10 хороших вещей, потом еще 10 или даже 6, чтобы обновить коллекцию, — и все! Появилось много небольших брендов, которые так и работают. Но уследить за всеми невозможно: их действительно много.

И технологии, которые, казалось бы, должны нам помогать, порою делают задачу невыполнимой.

Они задают определенный темп, и с ним не так просто справляться. Сегодня клиенты хотят все быстро: увидел, понравилось, купил. Если это возможно с нашей второй линией Versus, то с первой куда труднее, но люди этого не понимают и требуют. Раньше между коллекциями у нас было около полугода. Теперь, чтобы не отставать от современного темпоритма, на подготовку новой коллекции у нас максимум два месяца. Мне кажется, модный календарь безнадежно устарел, как и система моды в целом. Возможно, нам всем, кто работает в этой индустрии, нужно организовать что-то вроде круглого стола, чтобы обсудить принципиальные моменты модного порядка.

Мне кажется, люди, работающие в сфере моды, готовы к конструктивному диалогу для поиска решения общих проблем, несмотря на то, что являются соперниками. Но никто пока не решался зайти так далеко, как зашли вы, став лицом рекламной кампании конкурирующего бренда. Как креативному директору Givenchy Рикардо Тиши удалось вас уговорить?

Он как-то позвонил и сказал буквально следующее: «Я боюсь тебя спрашивать, потому что ты скорее всего откажешься, но не хочешь ли ты стать лицом моей новой кампании?» Я ответила да, и он совершенно искренне этому удивился! Работать с Рикардо было сплошным удовольствием: нам было очень весело вместе! Чтобы поменять современную модную индустрию, мы, дизайнеры, должны уметь говорить друг с другом. Когда речь идет об общих проблемах, не должно быть места зависти и конкуренции.

В Instagram и других социальных сетях вы всегда уделяете особое внимание тем, кто работает с вами рядом. Насколько важно для вас ощущать поддержку других? Можете поделиться секретами работы с командой?

Никто не может добиться успеха в одиночку. Я не сама тут горы сворачиваю и горжусь тем, что рядом со мной каждый день работают потрясающие люди. Думаю, секрет в том, чтобы в команде были люди с разными вкусами. Например, в одной из моих дизайн-студий (у меня их несколько) работает девушка, которая всегда носит черную одежду, обувь на плоской подошве и совсем не пользуется косметикой. Она аскет во всем, и общение с ней — это творческий вызов для меня. Я не работаю с теми, кто влюблен в Versace! Наоборот, стараюсь найти тех, кто ставит все, что я делаю, под вопрос, и это помогает.

У вас определенно есть дар открывать таланты. Кристофер Кейн, Джонатан Андерсон, Энтони Ваккарелло — вы обратили на них внимание модного мира, пригласив к сотрудничеству, и для каждого из них работа с домом Versace стала важным шагом в карьере. После нескольких коллекций для Versus Кристофер Кейн получил предложение от Kering о покупке доли в его именном бренде, Джонатан Андерсон стал креативным директором Loewe и заполучил LVMH в акционеры своей собственной компании, а Энтони Ваккарелло сменил Эди Слимана на посту креативного директора Saint Laurent. Что вам помогает распознавать талант? Интуиция?

Думаю, да, это интуиция. Я не могу позволить себе повторяться, поэтому постоянно в поиске нового. Мне очень нравится общаться с молодыми талантливыми людьми: они вдохновляют. Я никогда не завидую тому, что кто-то более одарен, чем я, или быстрее генерирует идеи. Я нахожусь в творческом диалоге с каждым, кто мне интересен. Все эти ребята очень мне дороги. Это новое поколение, которое говорит на новом модном языке. В этом бизнесе нужно всегда продолжать исследовать, постоянно искать что-то новое и свежее. Нельзя застревать в каком-то моменте, даже если это момент твоего успеха. Нужно подпитывать креативность, постоянно ставя перед собой сложные задачи.

В этом заключается секрет вашего успеха?

Он в том, что я ни на минуту не прекращаю работать. Постоянно что-то придумываю. Это давно вошло в привычку. Если вы остановились хотя бы на 5 минут или у вас вдруг на два дня «завис» интернет, вы рискуете упустить огромные возможности. Сегодня информация — ключевое понятие в любой сфере жизни, включая моду. Нам нужно понимать, чего хотят современные женщины, хотя их желания всегда крутятся вокруг стремления к безопасности и независимости, а также ощущения собственной силы. С мужчинами все просто: у них есть права, которые никто не отнимает. А вот женская сила — это совсем другая история.

Донателла Версаче: «Мне всегда нравилось провоцировать, это мой талант»

Как жить, когда каждый твой ген отмечен головой горгоны Медузы?

Мы уже год вынашиваем идею редакционной вечеринки, на которую все бы пришли, переодетыми в Донателлу. Белые волосы, обтягивающие брюки из черной кожи, упругая грудь под черной футболкой — ее образ так легко повторить. Но кто станет спорить с тем, что сама она — неповторима. Последние коллекции Versace — манифесты, посвященные сильным женщинам. Стало ясно, что основной талант Донателлы Версаче именно в том, что она умеет поймать дух времени, тот самый Zeitgeist. Поэтому получить ее честные ответы на вопросы ELLE стало настоящим подарком.

ELLE Ваша мама была портнихой. Чему она вас научила?

ДОНАТЕЛЛА ВЕРСАЧЕ Мне повезло родиться в творческой семье. Мама научила меня всему — итальянским традициям шитья, кроя, качества. И не только практическим вещам. Благодаря ей я узнала, что такое дисциплина и что работе надо отдаваться на полную. Мода — это вся моя жизнь. Она началась для меня с того самого момента, как Джанни шил мне одежду, когда я была ребенком. Помню, как прогуливала занятия в колледже, чтобы поехать к нему в Милан и наблюдать за тем, как зарождается его бренд.

Читайте также:  Модель Кайли Бисутти осудила бренд Victoria’s Secret

Что вы еще помните о детстве, проведенном рядом с Джанни?

Я была его мини-музой с самого детства. Он меня одевал, и все мне завидовали: дети как дети, а я — в авангарде! А ­вообще Джанни был настоящим провидцем, как все великие художники. Ему все давалось так легко! Он всегда что-то рисовал, делал наброски — будь то коллекции или костюмы к опере. Это был непрерывный процесс.

Versace в моде — это синоним торжества женского тела. А как бы вы сами описали свой бренд?

Versace — это рок-н-ролл! А еще — смелость и неординарность.

Как изменилась «женщина Versace» за последние годы?

Сегодня она ничего не боится. Хотя, по правде говоря, она всегда была отважной, просто сегодня это качество в ней сильнее, чем когда-либо. И я говорю не только о «женщине Versace». Я говорю о всех нас — наступило наше время, мы можем всерьез рассчитывать на то, что нас будут воспринимать наравне с мужчинами, у нас больше прав и есть свобода выражать свои мысли. Одежда Versace всего лишь помогает чувствовать себя чуть более уверенно — остальное за вами. Наши коллекции — и броня, и оружие.

Показ коллекции весна — лето 2018, посвященный брату, получился очень феминистским и сильным. А его финальный проход войдет в историю моды. Что происходило на бэкстейдже?

Я постоянно ловила себя на мысли, что будто вернулась домой после долгого перерыва. И теперь окружена людьми, которые меня любят. Мы с девчонками (Клаудия Шиффер, Синди Кроуфорд, Хелена Кристенсен, Карла Бруни и Наоми Кэмпбелл. — Прим. ELLE) знаем друг друга о-о-о-очень давно! Это как снова оказаться в 1990-х! На бэкстейдже вновь царила эта атмосфера конкуренции: все хотят выйти на подиум в одних и тех же платьях из металлической сетки — а все они, конечно, висят в ­примерочной ­Наоми.

Супермодели правили модой в девяностых, а сегодня что добавляет индустрии драйва?

Могу сказать, что точно изменило моду за эти годы — интернет и соцсети. Раньше все происходило за закрытыми дверьми: бутиков, студий, редакций. Сегодня все напоказ, почти никаких секретов. И мы всегда на связи — клиенты с нами, и мы, дизайнеры, со своими поклонниками. В этом тоже есть своя футуристичная магия.

Вы открыли миру много талантов — на заре карьеры поддерживали Кристофера Кейна, Джонатана Андерсона.

Прошлое интересует меня все меньше, поэтому для меня важно взращивать молодые дарования и помогать им. Особенное удовольствие — смотреть, как твои бывшие подопечные добиваются успеха. Сегодня я горжусь Энтони Ваккарелло.

Но все же о прошлом. Каково это было — сохранить Versace в семье после смерти брата?

Я не люблю слово «тяжело». Скажем так, это было нелегко, настоящее испытание. Смерть Джанни застала меня врасплох, иначе и быть не могло. Но я должна была действовать мгновенно, времени, чтобы все взвесить, у меня не было. На меня смотрел весь мир, но я думала не о нем, а о своей семье и детях. Наследие — это не прошлое, а то, что ты берешь с собой в будущее. И это было очень важно сохранить.

Вы считаете себя феминисткой?

Феминистка — это такое устаревшее слово, будто из 1970-х. Я предпочитаю выступать за равенство между женщинами и мужчинами. Мы уже проделали большую работу, у женщин сегодня гораздо больше прав, чем было раньше, но равенства я все еще не вижу. В мире не так много женщин-политиков, президентов, премьер-министров и даже креативных директоров. Я уже не говорю о зарплатах — они всегда меньше, чем у мужчин на этих же должностях. И я рада, что моя позиция в Versace позволяет мне говорить о таких вещах и менять ситуацию в обществе.

Вы одеваете тысячи женщин — а сами как нашли свой фирменный стиль?

Мне всегда нравилось провоцировать, это получается у меня естественно, как дышать. Можно сказать, это мой талант. И я не люблю, когда личность прячут за одеждой, когда притворяются кем-то другим: хотят выглядеть интеллигентно, а на самом деле не читают книг. Хотят казаться крутыми, а в реальности боятся сделать лишний шаг. Как же это скучно! Когда-то Джанни помог мне найти свой образ — я осветлила волосы в 11 лет, потом надела обтягивающие брюки и шпильки до небес. Меня обсуждали, осуждали и критиковали. Но я хотя бы нашла смелость быть собой.

Как бы вы себя описали? И чем вы ­занимаетесь, если не работаете?

Моя фамилия Версаче, во мне течет кровь Версаче, у меня ДНК Версаче. Никаких альтернатив или запасного плана: моя жизнь — это работа, моя работа — это жизнь. Стоит мне утром в кровати открыть глаза — и я уже на работе. Но и у меня есть немного свободного времени — предпочитаю проводить его на пилатесе, это помогает сфокусироваться и расслабиться. Или же просто остаюсь дома с Одри (любимый терьер Донателлы. — Прим. ELLE) и семьей.

Когда-то Джанни помог мне найти свой образ — я осветлила волосы в 11 лет, потом надела обтягивающие кожаные брюки и шпильки до небес. Да, меня обсуждали, осуждали и критиковали. Но я хотя бы нашла смелость быть собой

Блонд — это лишь цвет волос или нечто большее: образ жизни, мысли?

Точно образ жизни! Все блондинки бесстрашные и смелые.

Как вы стали блондинкой?

Это была идея Джанни — мне было 11 лет, и он решил, что блондинкой мне будет лучше. Что поделать, старший брат всегда оставался для меня непререкаемым авторитетом. С тех пор я ни разу не меняла цвет волос.

Какие фотографии вы бы отметили #Blonde?

Свои собственные, а еще тех блондинок, которыми я восхищаюсь.

Женщина, которая не любит себя: Донателла Версаче не всегда была мужеподобным трансвеститом. Она была иконой стиля и красавицей

Больно видеть, как эта мультимиллионерша, наследница модной империи своего любимого брата Джанни Версаче, женщина с сильным лицом, сухим и мускулистым телом превратила себя в трансвестита. Откровенно комедийное амплуа, а раньше все было совсем иначе.

Понятно, что быть сестрой самого Джанни Версаче и вариться в высшем эшелоне модного мира хорошо: всемирная слава, селебрити в друзьях, сам Элтон Джон ведет за руку, богатый бренд в наследство.

На минуточку, без дома Версаче феномен супермоделей не существовал бы. Именно ему обязаны своей космической карьерой Кейт Мосс и Наоми Кемпбелл.

А вообще это самый гламурный бренд из всех существующих. Показная, китчевая, нарочитая роскошь — это к ним. Леопард, кожа, золото, мех, итальянская элегантная квинтэсссенция богатства — это тоже к ним.

Многие сразу при слове “роскошь” подумают про других итальянских дизайнеров, но Dolce&Gabbana больше про необарроко, что-то сглаженное и приземленное. Если DG милая домашняя кошечка в богатом доме, Versace — дикая пантера.

Кстати, о пантерах. Если бы Донателла Версаче приняла свой нос, свою выраженную вертикаль в лице, силу и даже красивую агрессию, сегодня она была бы пантерой, амазонкой, достойной и царственной женщиной.

А сегодня мы видим, повторимся, откровенно комедийное амплуа.

Вот здесь она красивая. И платье ей идёт несказанно. Донателла и Джанни Версаче. Pinterest

На минуточку, без дома Версаче феномен супермоделей не существовал бы. Именно ему обязаны своей космической карьерой Кейт Мосс и Наоми Кемпбелл.

А вообще это самый гламурный бренд из всех существующих. Показная, китчевая, нарочитая роскошь — это к ним. Леопард, кожа, золото, мех, итальянская элегантная квинтэсссенция богатства — это тоже к ним.

Многие сразу подумают про другую итальянскую фирму, но Dolce&Gabbana больше про необарроко, что-то сглаженное и приземленное. Если DG милая домашняя кошечка в богатом доме, Versace — дикая пантера.

Одна семья

Так вся семья Версаче позировала в 1988 году в своей резиденции на озере Комо в родной Италии. Донателла, младшая в семье, с юных лет стала музой и помощницей своего брата Джанни Версаче, творческой души дома.

Где ты, моя половина

Донателла всегда восхищалась работой своего брата Джанни у руля дома Versace, и с 70-х годов она пошла по его стопам, расширяя свои познания в области дизайна и связей с общественностью. Со своей стороны, для Джанни Донателла всегда была, помимо его музы, его лучшим критиком и доверенным лицом.

Маэстро

Донателла Версаче с Элтоном Джоном. Pinterest

Дом Версаче был пионером, связавшим художников из мира музыки с модой. Еще в 1991 году мы могли видеть, как Донателла, одетая в один из смелых нарядов своего брата, посетила мероприятие в Нью-Йорке с другом семьи Элтоном Джоном .

Платье, которое вошло в историю

В этом же черном, обтягивающем, вызывающем, чрезмерном и вдохновленном бондажом платье Донателла Версаче появилась вместе со своим братом на гала- вечере MET в 1993 году . Платье, которое поможет определить ее будущую личность и карьеру, и благодаря которому мы понимаем, почему Руперт Эверетт назвал ее «блондинкой-камикадзе в черной коже и туфлях на шпильках» .

Душа вечеринки

Вот здесь она уже откровенно плохо выглядит. Хочет быть нежной томной гламурной куколкой, но с ее лицом и конституцией это НЕКРАСИВО. Pinterest

В 90-х вечеринка не начиналась до приезда итальянки с платиновыми светлыми волосами. Здесь с постоянной моделью и уже звездой Наоми Кэмпбелл в 1995 году.

Два гения моды

Благодаря своему брату Джанни Донателла смогла пообщаться с величайшими фигурами мира моды десятилетия, в том числе с Карлом Лагерфельдом.

За кулисами

Всегда рядом со своим братом, помогая в тени (или не очень) превратить Versace в настоящую империю, Донателла на собственном опыте испытала феномен появления супермоделей, который изменил модный ландшафт в десятилетие 90-х.

Последнее приветствие

В доме Versace Донателла в течение многих лет была уполномочена разработать вторую линию бренда под названием Versus, созданную для нее ее братом Джанни. Руководя собственным проектом, Донателла получила возможность отточить свой личный стиль и навыки дизайна.

Управляем империей

После безвременной гибели Джанни, застреленного в 1997 году серийным убийцей Эндрю Кьюненаном , Донателла и ее старший брат Санто приняли бразды правления швейным домом . Донателла стала креативным директором Versace и лучшим представителем ярких и обтягивающих платьев бренда 90-х годов.

Трио тузов

Ну где еще можно увидеть ТАКОЕ фото? Как здорово, что все вы здесь сегодня собрались.

В том же году, когда произошла трагическая смерть ее брата Джанни , Метрополитен-музей в Нью-Йорке почтил память гения поздней моды выставкой его работ, которую Донателла посетила вместе с двумя великими друзьями и художниками: Мадонной и Шер .

До последней детали

За прошедшие годы Донателла стала знаковой и узнаваемой фигурой в модной индустрии. В своих коллекциях для Versace она передает черты своего собственного стиля, превращая каждый свой дизайн в уникальные и личные творения.

Между двумя принцами

Будь то британская королевская семья или олимпийские боги голливудского кино и музыки, Донателла движется на любом светском мероприятии как рыба в воде. Ее страсть к жизни заразительна и пронизывает как стиль одежды, а также ее собственные дизайнерские идеи.

Исключительная пара

Донателла Версаче празднует 25-летний юбилей очень-очень молодой Кейт Мосс.

Читайте также:  Беременная Меган Фокс на прогулке в Лос-Анджелесе

Донателла продолжила путь, открытый ее братом Джанни, и внесла свой вклад в то, чтобы такие имена, как Наоми Кэмпбелл или Кейт Мосс, оказались на пике успеха и славы. Без дома Версаче феномен супермоделей не существовал бы.

Блестящая команда

Пантеон богинь модного мира. Pinterest

Как молоды мы были

Донателла Версаче также была пионером в использовании лиц знаменитостей и актрис в своей рекламе и на подиумах. На снимке с одной из самых знаковых пар 90-х: Дэвидом и Викторией Бекхэм . Несмотря на то, что прошло много времени, никто из троих не потерял ни капли гламура, лоска и успеха.

Благодарим любимых читателей и подписчиков за то, что прочли этот пост. У нас всегда много интересной и актуальной информации о мире beauty&fashion!

А вообще у нас в блоге так круто, что не передать. Впрочем, судить вам. Вот ссылочки на последние статьи в Дзен:)

«Украшений должно быть больше, чем одежды»: уроки стиля от Донателлы Версаче

Будучи не только наследницей своего великого брата, но и самостоятельной творческой единицей, Донателла Версаче на правах профессионала размышляет о моде, хорошем вкусе и индивидуальности – у нее есть чему поучиться.

Поделиться:

Об украшениях

Украшений у женщины должно быть значительно больше, чем одежды.

Эта мудрая итальянка знает, о чем говорит. Есть один стилистический секрет: дело в том, что лучше всего люди запоминают портретную зону, а именно лицо, прическу, детали на уровне от шеи до груди и, конечно, украшения. Причем почти все украшения, так как все они в тот или иной момент оказываются с рядом с нашим лицом.

Мы садимся за стол – и наши руки на виду, а с ними и кольца, и браслеты. Мы просто смотрим на собеседника, а он в это время разглядывает сережки и колье. Таким образом, просто меняя аксессуары, мы каждый раз выглядим по-новому даже в одной и той же рубашке. Поэтому не забывай радовать себя ювелирными обновками – это оправданное вложение в твой разнообразный гардероб.

О целях и средствах

Если ты не будешь выглядеть на миллион долларов, то никогда не заработаешь два.

Все еще скромничаешь и пытаешься выглядеть как можно более незаметной? Донателла не одобряет. Особенно если ты ставишь перед собой амбициозные задачи. Люди любят тех, кто любит себя, и верят тем, кто уверен сам. Возможно, ты не любишь привлекать внимание или считаешь, что твои знания и профессионализм гораздо важнее визуальных эффектов. Но без них никак не добиться признания.

Формула общественного мнения проста: хороший специалист успешен, а успешный специалист отлично выглядит. Поэтому доставай с дальних полок наряды, которые бережешь на случай прекрасного будущего, и начинай создавать это будущее уже сегодня.

О красоте

Я осознала, что красота… внутри тебя. И именно она делает тебя внешне красивой.

К вопросу о связи внутреннего и внешнего. Последовав предыдущему совету, ты можешь ошибочно решить, что теперь достаточно всего лишь «выглядеть». Не спеши менять личные ориентиры. Красивая «обертка» – это еще не все: она привлекает внимание, заставляет воспринимать тебя достойно, но внутреннего наполнения не заменяет. Речь, скорее, о гармонии, о равноценной красоте внутри и снаружи.

Наряду с умением грациозно ходить на каблуках и держать спину, не забывай тренировать уверенность в себе и жизнелюбие. Даже в джинсах и футболке тебя могут считать самой обаятельной и привлекательной, если твои волосы чистые, ногти ухожены, а глаза светятся от счастья.

Об уверенности

Вещи от Versace лишь помогают чувствовать себя увереннее – остальное только за вами.

Донателла развивает мысль о том, что вещи не заменяют людей, хотя и могут помочь в достижении цели. Часто мы решаем перевоплотиться ради чего-то или кого-то. Если речь о карьере, то вопросов нет – в деловом мире по-прежнему встречают по одежке.

Но если ты твердо решила, что хочешь замуж или новых знакомств, и для этого накупила кукольных платьев, от которых в глубине души тебя тошнит, не жди, что новый образ поможет. А если и поможет, то ненадолго. Одевайся красиво, но так, чтобы вещи рассказывали о том, кто ты есть на самом деле. Женственность, обаяние и живой ум наполняют смыслом твои лучшие наряды. А без них даже платье от Versace не поможет.

О сути вещей

Не переношу, когда личность прячется за «чужой» одеждой: когда вы одеты как интеллигент, а на деле и книги не прочитали, или позиционируете себя как крутая девчонка, а в жизни боитесь даже шага ступить.

В эпоху соцсетей, когда проще не быть, а казаться, легко угодить в ловушку ложного впечатления. Мы верим образам звезд и блогеров, а также тщательно их копируем. Вопрос только в том, делает ли это нас лучше. Кажущаяся безопасность онлайн-пространства, где можно не бояться разоблачения, рушится в одно мгновение, если общение переносится в реальную жизнь.

Чтобы всегда чувствовать себя уверенно, ищи свой собственный стиль, как бы банально это ни звучало. Чтобы люди, глядя на тебя, без слов понимали, кто перед ними: интеллигентная барышня, бунтарка, бизнес-леди или творческая натура. Одежда и аксессуары – отличный способ самовыражения.

Действуй, сестра: Донателла Версаче — о силе, популярности и супермоделях 1990-х

Показ Versace весна-лето-2018 стал едва ли не самым обсуждаемым во время недели моды в Милане. Гости увидели все, чем известен дом моды: леопардовый принт и барочные завитки, ультракороткие платья и ботфорты на умопомрачительной шпильке. Однако настоящий сюрприз ждал всех в финале, когда на поклон Донателла вышла в сопровождении Наоми Кэмпбелл, Карлы Бруни, Хелены Кристенсен, Синди Кроуфорд и Клаудии Шиффер. В облегающих золотых платьях и золотых босоножках супермодели словно сошли со знаменитого снимка: бекстейджа шоу Джанни Версаче осень-зима-1993/94. Эту коллекцию Донателла не просто посвятила любимому брату, но и доказала, что заслужила доверие и достойна имени Versace.

— Трудно быть Донателлой Версаче?

— Думаю, не труднее, чем быть кем-то еще. Несмотря на то что вы видите в моих социальных сетях, у меня вполне обычная жизнь: я ругаюсь со своими детьми, раздражаюсь на работе из-за груза ответственности, который лежит на моих плечах, у меня случаются взлеты и падения, но это и есть жизнь! Однако я осознаю, что я привилегированный человек: у меня потрясающая семья и любимая работа, которая дает мне возможность путешествовать по миру и знакомиться с интересными людьми. Роль креативного директора бренда привлекает ко мне повышенное внимание, даже когда я не хочу этого, но я не жалуюсь, поскольку таковы правила игры. Зато благодаря популярности у меня есть возможность влиять на мнение других людей — надеюсь, в позитивном ключе. Для кого-то это бремя, для меня — подарок. Я счастливая женщина и благодарю за это каждый день.

— Как бы вы себя описали?

— Любопытство — одна из моих главных черт. Мне быстро все надоедает, поэтому я постоянно нахожусь в поиске чего-то нового. Именно по этой причине окружаю себя молодыми талантливыми людьми со всех концов света — от них я узнаю о новых трендах, художниках, веяниях в музыке. А еще я очень решительная: если хочу чего-то добиться, то никакие трудности меня не остановят на пути к цели.

— Вы можете назвать себя сильной женщиной?

— Сейчас да, но раньше — точно нет. Я ощутимо изменилась за последние 20 лет. Все, что случилось с Джанни, что пережила моя семья с его утратой, было очень болезненно. Я чувствовала невероятное давление: должна была доказать, что могу быть лучше, чем он, или хотя бы такой же, быть достойной Versace. Мне хотелось сбежать, спрятаться ото всех, но я должна была держать лицо — ради семьи и компании. Хотя мне было невыносимо плохо. До недавнего времени я чувствовала, что прошлое меня преследует, но благодаря юбилейной коллекции круг замкнулся: я приняла свое прошлое и поняла, что заслужила доверие.

— Оглядываясь назад, на все, что вы сделали, каким моментом вы особенно гордитесь?

— Я не из тех людей, кто любит смотреть в прошлое, вспоминать старые победы или поражения. Конечно, горжусь всем, что мне удалось сделать для Versace, но все мысли устремлены в будущее, и я хочу гордиться победами, которые ждут меня впереди.

— Как ваш собственный стиль отличается от стиля Джанни?

— Трудно сказать, потому что Джанни всегда оказывал на меня влияние: он с детства любил меня наряжать, придумывать образы, я была его любимой куклой. Он всегда поощрял меня и мои смелые выходки, поэтому сложно определить, где проходит граница между его и моим стилем. К слову, именно он уговорил меня стать платиновой блондинкой — хотя мне на тот момент было всего 11 лет.

— Как Джанни Версаче изменил мир моды?

— Его вклад бесценен. Он верил, что мода — это не просто одежда, это способ выразить себя. Мой брат был смелым, решительным, за что его часто критиковали, но это обратная сторона гения: он слишком опередил свое время. Религиозные символы, кожаные вещи с лазерной перфорацией, драпировки, избыточные принты — вдумайтесь, все это Джанни делал в начале 1990-х. Он создал мир, в котором правило номер один — отсутствие любых правил.

— Что изменилось в модном доме Versace, когда закончилась эра Джанни?

— Произошло много изменений, и все они связаны с тем, что нам нужно было оставаться релевантными и отвечать запросам покупателей. Самые важные драйверы теперь — это интернет и социальные сети. Не только для нас, для всей индустрии в целом. Все стало сверхбыстрым. Но, несмотря на это, некоторые вещи неизменны: прежде всего то, что мы позиционируем Versace как семейный модный дом, — это и есть наша ДНК.

Клаудия Шиффер, Синди Кроуфорд и Хелена Кристенсен

— Расскажите о показе юбилейной коллекции весна-лето — 2018, которую вы посвятили своему брату.

— Я долго вынашивала эту идею, но до прошлого года не была готова — просто чувствовала, что не могу прикасаться к архивам. Мне казалось, если я буду их использовать, мне тут же скажут: «Посмотрите, она копирует своего гениального брата!» Но перестала сомневаться еще и после того, как молодые топ-­модели начали спрашивать, где можно найти джинсы Джанни с принтом или рубашку. Потом я видела восторг своей команды, когда уже начали работать над коллекцией. Это действительно было правильное время. Конечно, я не могу обращаться к архивам каждый сезон, но хочу дать возможность молодому поколению узнать, что делал Джанни и каким он был.

— Это была ваша идея — пригласить участвовать в показе легендарных моделей?

— Да, это была моя идея. Когда думаешь о Джанни, сразу вспоминаешь о феномене супермоделей: это он первым сделал из моделей знаменитостей. Помню, когда я работала над коллекцией, отправила каждой СМС с предложением принять участие в показе и незамедлительно получила положительный ответ. Это было очень волнительно. С каждой из них я дружна, они часть нашей семьи, не позвать их было бы неправильно. В результате на показе мы вновь окунулись в мощную энергетику 90-х.

— А что вы помните о тех моделях, которые изменили мир?

— Я помню, как все замирали, стоило им только появиться. Это были личности — вот почему Наоми, Кристи, Синди, Линда (Наоми Кэмпбелл, Кристи Тарлингтон, Синди Кроуфорд, Линда Евангелиста. — «РБК Стиль») остались культовыми. После них никто не имел такого ошеломительного успеха. Сегодня благодаря социальным сетям я вижу свидетельства того, что успех может повториться. Джиджи, Белла, Кендалл (Джиджи и Белла Хадид, Кендалл Дженнер. — «РБК Стиль») — вот героини нового времени, позволя­ющие благодаря социальным сетям заглянуть в их мир. Это то, что всегда имело значение. Мир моделей — он не только про красоту, он про жизнь в целом, про то, кто ты есть.

Читайте также:  Принцесса Дании Мари и принц Фредерик путешествуют по Австралии

— На ваш взгляд, чего молодые люди хотят сегодня от Versace?

— Смелости, сексуальности, гламура. Дом Versace всегда был ­синонимом бесстрашия и ломал стереотипы — и я так горжусь этим. Но еще хотела бы отметить, что современные молодые люди хотят абсолютно все — они не готовы останавливать выбор на одном бренде или стиле. Только посмотрите, как ­одеваются миллениалы: сегодня они хотят готики, завтра ­романтики, а послезавтра сексуальности. Вы на ложном пути, если думаете, что знаете, чего они хотят: им нравится одеваться и меняться каждый день. Конечно же, это обстоятельство, с одной стороны, усложняет нашу работу, а с другой — делает ее захватывающей и заставляет постоянно двигаться вперед.

— Какова отправная точка для ваших коллекций? Где вы черпаете вдохновение?

— Какой-то одной вещи нет. Мой главный источник вдохновения — это сама жизнь. Все, что происходит со мной: эмоции, которые я получаю во время путешествий, сообщения, которые мне пишут люди в Instagram, или фотографии, которые они постят, музыка, общение с моей командой. И, как я уже говорила раньше, мне нравится находиться в обществе молодых людей — это помогает быть в теме и узнавать новые вещи.

— За вами пристально наблюдает весь мир, при этом вы сами ­неохотно афишируете личную жизнь. Для вас приватность всегда была важнее популярности?

— Я бы сформулировала иначе: для меня всегда было жизненно важно оставаться здравомыслящей и крепко стоять на земле, а не витать в облаках. И это не так сложно, как может показаться. А что касается популярности. Каждое утро я начинаю с йоги, а потом провожу целый день в офисе, где я просто босс, а не Донателла Версаче из светской хроники. Мои дом и офис — самые безопасные места, где я могу быть собой и говорить всякие глупости, не опасаясь, что кто-то меня осудит.

— При этом у вас очень популярный аккаунт в Instagram, в котором более двух с половиной миллионов подписчиков.

— Instagram — мощный инструмент, но ведь я решаю, что выставлять напоказ, а что нет. В этом и кроется секрет баланса между приватной жизнью и публичной. Instagram помогает показать другую меня — более веселую и открытую. Ведь обычно все думают, что я холодная и неприступная, — все из-за образа, который я сама когда-то создала. Мне нравится Instagram за его спонтанность, возможность рассказывать истории, но, поверьте, я не сижу целыми днями, проверяя лайки и загружая посты, это всего лишь игра — не больше.

Научится ли когда-нибудь Донателла Версаче одеваться

После трагических событий 15 июля 1997, казалось, что модный дом Versace опустел, но сестра Джанни Версаче перехватила знамя, и бренд остался «на плаву». Более того, сейчас он в лидерах модных трендов, несмотря на пандемию. Как управляет модой женщина, не умеющая одеваться?

В чем секрет Донателлы Версаче

Младшая в итальянской семье дочка унаследовала все национальные признаки:

  • Излишне крупные черты лица;
  • Ярко выраженную талию при широких бёдрах;
  • Высокий рост и смуглый оттенок кожи.

В любом другом случае, это была бы обычная итальянка, ставшая донной и руководящая домом, в котором много детей и неизменная пицца на столе.

В семье Версаче ей пришлось трудиться с юных лет. Она помогала родителям:

  • Отцу сводить балансы итальянской аристократии, для которой он был финансистом;
  • Маме придумывать новые платья и помогать их шить;
  • Одновременно учиться и накапливать связи, несмотря на внешность, которая, мягко говоря, не была смазливой.

Есть версия, что успех среди аристократок Калабрии зарождавшегося модного дома Versace связан с тем, что пожилые богатые женщины понимали, насколько лучше сестры модельера они выглядят.

Гениальный PR-менеджер так и не стала красоткой

Став менеджером по пиару, Донателла Версаче инвестировала в своё лицо около двух миллионов евро, но по оценкам пластических хирургов это были деньги, выброшенные на ветер.

Мы никогда не узнаем, насколько больно Донателла воспринимала свою некрасивость, на фоне смазливых физиономий приглашаемых братом моделей. Но один факт остался в истории: однажды она закатила скандал, когда на подиум вышла слишком похожая на неё девушка.

В 1995-м, за два года до убийства основателя самого успешного дома моды (по мнению Financial Times в 1996 году) Джованни переписал завещание, изменив долю сестры на 20% и 50% выписав её дочери – Аллегре Версаче. Сейчас в модном доме ситуация с владением выглядит вполне миролюбиво – Донателла имеет 20%, её брат Санто Версаче 30%, дочь Аллегре – 50%.

15 июля 1997, около ворот Casa Casuarina, в Майами, Флорида, Джанни Версаче был застрелен. Казалось, история модного дома оборвалась, но Донателла Версаче, как специалист по пиару, смогла сделать из этой трагедии одну из самых заметных рекламных акций в мире моды.

Что это за Che schifo?

Из уважения к женщине, которая после череды скандалов удержала бренд Versace на плаву, несмотря на отсутствие таланта модельера, перевод приводить не станем. Вопрос задал Элтон Джон на церемонии прощания с Джанни.

Церемония была проведена на самом высоком уровне, Сэр Элтон Джон вместе со Стингом исполнили Псалом 22. Прибыли Принцесса Диана, Лучано Паваротти, представители других модных домов (Лагерфельд, Армани, Кельвин Кляйн и другие). Прощание прошло на высшем уровне, было показано по ТВ, по оценкам рейтинговых агентств, смотрели трансляцию не менее 240 миллионов телезрителей.

Замечание Элтона Джона Донателлу не смутило, напротив, она пригласила его комментировать подиум с новыми коллекциями, одну из которых демонстрировала Мадонна.

Этим некрасивая, но умная женщина спасла торговую марку:

  • Привлекла на подиумы для демонстрации нарядов мировые знаменитости;
  • Щедро оплатила изъятие всей информации об убийстве брата, и расследование зашло в тупик;
  • Отказалась от постоянной прописки;
  • После выхода комедийного сериала о том, как она меняет внешность, отказалась от услуг пластических хирургов.

Мадам Донателла не запомнится в истории моды как Автор линеек и коллекций, ставших хитами. Она даже не запомнится тем, что спасла марку брата от небытия. Мы, как покупатели брендовых вещей, запомним ее примером отсутствия стиля. Любовь к чёрному, золоту и серебру, безразборному набору роскошных аксессуаров, помогающих выжить модному дому.

Причём в этом стиле главным минусом стало лицо, которое мы не назовём уродливым, но именно из-за него провалился первый показ её личной коллекции.

Согласитесь, для женщины, всю жизнь посвятившую высокой моде, невозможность даже с большими доходами показать себя это трагедия. Поэтому сестра выдающегося модельера так и останется в тени, спасая бренд, пока её дочь, которая выглядит намного симпатичнее, не станет главной в этом доме мод.

И судя по всему, это случится уже в середине 2021-го, когда ей исполнится 21 год.

Wonder Woman

Донателла Версаче о новом отношении к возрасту и необходимости принятия своей силы для каждой женщины – в эксклюзивном интервью для Harper’s BAZAAR Kazakhstan.

Шоу Versace стало одним из самых запоминающихся и уж точно самым эмоциональным среди показов весна–лето 2018. Донателла Версаче впервые посвятила его своему трагически ушедшему 20 лет назад брату. Главные звезды модных недель от Кайи Гербер и сестер Хадид до Кендалл Дженнер и Кэндис Свейнпол продемонстрировали все самое знаковое из того, что дал миру моды Джанни Версаче – хищные черно-желтые сочетания, золотые орнаменты, леопардовый принт, объемные плечи, издалека заметную бижутерию. А после был финал, который сразу же окрестили легендарным: Клаудия Шиффер, Наоми Кэмпбелл, Синди Кроуфорд, Хелена Кристенсен и Карла Бруни – «девушки Джанни», его главные музы – сопровождали Донателлу под песню Freedom Джорджа Майкла. Совместить в одной коллекции все коды марки за несколько десятилетий, а на одном подиуме новых звезд и супермоделей 90-х, заставить зрителей плакать на показе моды – все это может сделать только Донателла Версаче.

Как менялась ваша героиня со времен Джанни Версаче? Что значит быть женщиной Versace в 2018 году? Донателла Версаче

Женщина Versace не заперта в вакууме, она менялась и эволюционировала в соответствии с обществом, в котором живет. В 2018-м нет какого-то одного всеобъемлющего определения женщины Versace, так же как его нет ни для одной женщины вообще. Versace – это скорее позиция, а не какой-то типаж. Это бесстрашие и уверенность в себе – черты, которыми могут обладать женщины с совершенно разным бэкграундом. В целом, женщины сильно изменились с тех пор, когда начинал Джанни. Наша жизнь сложнее, чем когда-либо прежде: приходится совмещать карьеру, семью и социальную активность. Это требует огромных усилий или, как минимум, больше усилий, чем надлежит сделать мужчинам, но мы постепенно исправляем наше положение в мире.

Versace развивался вместе с такими яркими, сильными женщинами, потому что с самого начала миссия Дома заключалась в том, чтобы, надевая Versace, вы могли почувствовать себя лучше. На самом деле не просто лучше, а в превосходной степени! Во времена моего брата это означало создание решительных, сексуальных платьев, сегодня – нарядов, которые придают уверенность в себе. Как вы можете видеть, форма изменилась, но содержание все то же: если вы выглядите хорошо, то и чувствуете себя хорошо. И тогда вам все по плечу.

Идея бренда до сих пор основывается на чувственности? Донателла Версаче

Конечно. Нет ничего плохого в желании быть чувственной! Мы никогда не боялись сексуальности, ни Джанни, ни я. Но если вы считаете, что чувственность – это про платья с глубоким декольте, вы сильно заблуждаетесь. Это также не про возраст и внешность. Это то, что идет изнутри, освещая все вокруг. Вы должны принять свою женскую силу, гордиться ей и делиться ею с миром, да так, чтобы этот свет мог увидеть каждый.

Что вы думаете о социальных медиа? Как они изменили мир моды в целом и Versace в частности?

О, я люблю социальные сети. Поначалу немного сомневалась, но после того как меня пригласили увидеть штаб-квартиру Instagram в Калифорнии, я полностью изменила свое мнение. Я была настолько очарована этим новым миром! Интернет изменил все! Оглядываясь назад, я понимаю, что двери моды для ­«непосвященных» были закрыты. Царила эпоха элитарной моды – почти как частный клуб. Теперь же все доступно. Мне безумно нравится возможность взаимодействовать не только с клиентами, но и с нашими подписчиками по всему миру. Мы можем многому у них научиться! Мы прислушиваемся к их желаниям: в конце концов, мы все здесь благодаря им. По реакции в интернете становится понятно, какая одежда востребована в реальной жизни. Наконец, благодаря социальным сетям люди могут видеть нас теми, кем мы действительно являемся.

Какую роль в вашей жизни играет фитнес?

Мне нравится быть в форме, поэтому живу по принципу «ни дня без пилатеса». Возможно, вы видели видеоролики моих занятий с тренером в моем Instagram-аккаунте. Пилатес помогает мне сосредоточиться и заряжает на весь день. Я не всегда могу посвятить тренировке полный час, но мне действительно необходимо делать это каждый день.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: