Елизавета Боярская возвращается к профессиональной деятельности

Служебные романы Лизы Боярской: от Чонишвили до Матвеева

В отличие от других детей звезд, Елизавета Боярская, сыгравшая в «Иронии судьбы. Продолжение» Надю-младшую, начала сниматься в кино лишь в 16 лет. После школы хотела пойти в журналистику, но быстро поняла, что это не ее, и выбрала вуз театральный. Имея перед глазами яркий пример своего безбашенного папы, Лиза прекрасно понимала: личная жизнь человека публичной профессии рано или поздно становится достоянием общественности. Поэтому с младых ногтей очень грамотно шифровалась и путала следы. Особенно когда дело касалось интимных отношений.

Однако стоило ей сняться в «Иронии судьбы – 2» и стать суперзвездой в полном смысле этого слова, как начали всплывать истории одна пикантнее другой.

Например, в 2008 году стало известно: дочь «д’Артаньяна» живет с молодым новосибирским актером. Лав-стори Лизы Боярской с Павлом Поляковым ничуть не менее романтична, чем сюжет «Иронии судьбы». Почти год они летали друг к другу за тысячи километров, чтобы хотя бы ненадолго упасть в объятия друг друга. Почти после каждого свидания, исполненного ярких чувств, Паша отчаянно пытался доказать отцу возлюбленной – Михаилу Боярскому, что он для дочки – самая подходящая пара, а для него – идеальный зять. Но знаменитый болельщик «Зенита» был непреклонен:

– Я против всяких этих бойфрендов! Лизиным мужем будет только тот, который окажется значительней, чем она. А сейчас и мужиков-то нет – вот что меня бесит! Мелочные, хилые, с наркотиками, неспортивные.

Лиза – мое главное сокровище! Вспоминаю, когда они с братом Сережей были маленькими. Сереже легко давалась учеба, а из Лизы, я был убежден, ни черта не получится. Двойка? Замечательно – лишь бы была весела и здорова. Поменялось все, когда она втайне от меня поступила в театральный.

После аборта – сжечь дом и спилить дерево

Когда роман Лизы и Паши был на самом пике развития, «Экспресс газете» удалось разговорить Павла, разыскав его в Санкт-Петербурге. Парнем он оказался очень приятным, без малейшего налета снобизма. В лоб про Боярскую, разумеется, не спрашивали. Захочет, подумали, сам выложит как миленький.

– У меня в Питере много друзей, в последнее время я сюда часто приезжаю, – говорил гость из Сибири. – Знаю город как свои пять пальцев. Вот тут неподалеку, кстати, замечательная пиццерия есть. Я сюда со своей девушкой частенько захожу. Она актриса.

– С подружкой своей о детях уже думаете? – поинтересовались мы у Полякова.

– Нет пока. Недавно девушка моего друга сделала аборт. Хотя меня лично это не касается, я сильно переживал. И судьба приятелю преподнесла урок. Прямо из больницы он привез подругу на дачу, чтобы расслабиться. Шашлыки, вино, банька. Едва они начали париться, баня загорелась. Огонь перекинулся на дом и в считанные минуты спалил его. Ошарашенный друг позвонил мне: «Слушай, у меня девушка сделала аборт, дом сгорел. Что дальше делать?» Я, наверное, жестко пошутил: «Дерево спили!» У меня дети обязательно будут. И домом обзаведусь. В Новосибирске пока живу в съемном жилье. Но собираюсь вскоре перебраться в Питер. Хочу квартиру купить. Только в театре денег много не заработаешь. Приходится крутиться, подрабатывать, на корпоративах шабашу. А вот на свадьбах работать тамадой отказываюсь – не нравятся мне эти шоу с фотографированием у памятников, катанием на катере. Мы с моей девушкой решили: если соберемся пожениться, то никаких пышных торжеств, тихо пойдем в загс в джинсах, распишемся, а потом, может, с самыми близкими друзьями в ресторане отметим. И уж тогда главное – семья. Не получится зарабатывать актерством – займусь бизнесом. Открою, например, свой театр. Или ресторанчик с грузинской кухней. Пока же я все-таки надеюсь что-то сделать и в кино.

– Родители не всегда в восторге от избранников своих детей.

– А мой папа (Геннадий Поляков, актер из Томска. – П. С.) от моей избранницы в восторге!

Вскоре Поляков и Боярская расстались. В питерских театральных кругах говорили, будто Михаилу Сергеичу удалось-таки настроить дочку против небогатого любовника. Другие судачили, что Поляков предпочел раю в шалаше с Лизой устойчивые позиции в сибирской столице, которые ему обеспечивала опытная бизнес-леди эффектной наружности, тележурналистка Анастасия Журавлева.

По словам Пашиных коллег по новосибирскому театру «Красный факел», забыть Лизу долго не получалось:

– Много девчонок у него было. Видно, искал ту, с которой опять выросли бы крылья. Тема Боярской была под запретом. Рубец – на все сердце.

Лизонька с детства воображала себя кинозвездой. Фото из личного архива

– Мое сердце всегда свободно только для работы. У девушек нет надежды обручиться со мной, – категорически заявлял Поляков до тех пор, пока не познакомился с Наташей Потаповой – выпускницей журфака НГУ, руководителем группы медиапланирования знаменитой на всю страну Клиники Мешалкина, где выполняют сложнейшие операции на сердце.

Они поженились, родили сына.

– Жить прошлым нельзя. Да, оно прекрасно, и так получается, что встречаемся мы с ним раз в два года. Ворчим за искусство, – улыбается Павел, в свойственной себе манере говоря о Лизе. – Много я наломал дров. Сейчас вдруг понял – после свадьбы, после рождения Илюшки, – что важнее всего. Встретить ту, с кем как с собой. Я встретил.

– Такая сладкая шоколадка, как у меня, всего одна, конечно… Я страшно ревнива. Но если ревнуешь – значит, тебе не все равно, – говорит Наталья. – Никогда не буду диктовать мужу, с кем и как общаться, отключать от соцсетей, заставлять отпрашиваться к друзьям, надевать металлические трусы с кодовым замком. Я жила в таком заточении. С Пашей у нас все строится на доверии. Знаю, что он мне скажет правду, даже самую горькую. И верю, что этой горькой правды у нас никогда не будет. Кстати, мы оба очень хотели ребенка. И давно решили: если будет мальчик, то расскажем, что папа затащил маму в постель на первом свидании. А если девочка – папа долго ухаживал за мамой, готовил, так сказать. Оба варианта – правда.

Матвеев оказался суперпапой – все свободное время посвящает сыновьям Андрею и Грише. Фото из личного архива

Главное – вовремя выгнать мужа

После расставания с Пашей Лиза сблизилась с Максимом Матвеевым. Поначалу и ему г-н Боярский был не рад, но вскоре понял, что парень перспективный, и дал добро на брак. Когда же у супругов родился сын Андрюша, Михал Сергеич принял зятя окончательно.

А началось все у Лизы с Максом со случайной встречи.

– Однажды актриса «Табакерки» Яна Сексте и ее муж – актер МХТ Максим Матвеев – веселились на театральной тусовке. Туда случайно заглянула Лиза Боярская. С вечеринки она и Макс ушли вместе, оставив растерянную Яну, которая долго не могла понять, куда подевался супруг, – рассказала близкая подруга Яны, латышка Марите. – Яна с Максом были великолепной парой. Никогда не ссорились. Позже Яна мне рассказала, что когда Макс периодически не стал ночевать дома, она потребовала объяснений. Он отмахивался, как любой мужик. И тогда Яна предложила ему уйти. Он, не говоря ни слова, собрал свои вещи и ушел. После расставания с Матвеевым Сексте долго приходила в себя, постоянно плакала. Из этой ямы ее смог вытащить только Дима Марин. У него получилось доказать Яне, что бывает любовь без предательства.

Чонишвили никогда не смакует интимные подробности: «Достаточно того, что я вам скажу, что я не гей». Фото: Globallookpress.com

Матвеев и Боярская сейчас очень востребованные актеры, в семье у них полный порядок.

Есть, конечно, «доброжелатели», которые то и дело пытаются рассорить, припоминая о ее близких отношениях с разными известными и неизвестными мужчинами. Например, с Сергеем Чонишвили, который был ее первою любовью. 17-летняя Лиза влюбилась в своего партнера по мини-сериалу «Демон полдня» в 2002 году. Сергею тогда было 37. Рассказывают, что Боярский, узнав про эту связь, с кулаками набросился на Чонишвили.

– Чонишвили не говорит о личном, но в съемках фильма участвует большая команда, так что свидетелей романа Лизы и Сергея было много. И много кто слышал, как разъяренный Михаил Сергеевич говорил: «Не для того я ее родил, чтобы она досталась старому хрену, который в молодости собирал бутылки, чтобы прокормиться!» – поделилась критик Ольга Галицкая.

Лиза и Даня сдружились в институте. Фото из личного архива

О другой лав-стори Лизы тоже много кто помнит – ее студенческой страсти с Даней Козловским, который, получив от ворот поворот от грозного папаши избранницы, назло ей женился на полячке Уршуле Малке. Расстались через три года.

– Дани часто не было дома. Возможно, если бы встретились в более зрелом возрасте. Я знала, что такое аппетитное пирожное, как Козловский, захотят попробовать многие. Пусть каждой, кто хочет, достанется. Я свой кусочек этого аппетитного тортика съела, – улыбается Малка.

К слову, и с ней, и с Лизой актеру удалось остаться приятелями. С Боярской он играет в «Гамлете» в питерском МДТ. Он – Гамлет, она – Офелия. Сходите посмотрите – многое про их отношения поймете.

Цитата

Владислав Ветров, актер:

У Лизы с детства очень правильное отношение к профессии, она может бесконечно репетировать и сниматься, это редко у кого получается даже из больших профессионалов. К Лизе иногда предвзятое отношение из-за фамилии, но она действительно очень хорошая и тонкая актриса.

Елизавета Боярская: «Он спокоен, потому что знает: я всегда возвращаюсь назад»

«Я не знаю, что такое быть мамой девочки. Зато мне очень нравится быть мамой мальчиков. Нравятся их шутки, их образ жизни, увлечения, мультики, которые они смотрят. Не хочется загадывать, но, если будут еще дети, я готова продолжить эту «мальчиковую» традицию», — рассказала Елизавета Боярская .

— Лиза, мы с вами встречаемся впервые после того, как в декабре прошлого года вы стали мамой во второй раз, родив сына Гришу. Слушайте, а почему вы назвали его Гришей?

— Нам просто нравится это имя. Мне кажется, оно очень нежное. И в то же время Григорий — сильное имя. Мне нравится сочетание — Андрей и Андрюша. И то же самое — Григорий и Гриша. Люблю, когда в одном имени сочетается и нежность, и сила.

— Вы так и хотели — второго сына — или надеялись на девочку?

— Честно говоря, я очень рада, что у нас второй мальчик. Хотя моя мама говорит, что дочь необходима, девочка ближе, всегда будет с тобой. Но я пока про это мало понимаю. Я не знаю, что такое быть мамой девочки. Зато мне очень нравится быть мамой мальчиков. Мне понятно, что с ними делать. Нравится с ними шалить. Нравится, как они мыслят, их шутки, их образ жизни, игрушки, увлечения, мультики, которые они смотрят. Мне все нравится. Не хочется загадывать, но, если будут еще дети, я готова продолжить эту «мальчиковую» традицию.

— Мне кажется, женщина больше чувствует себя женщиной, когда окружена мужчинами. Условно говоря, чем больше мужчин вокруг, тем лучше для женщины.

— Вообще, да. Когда сижу на диване и смотрю, как Максим играет с двумя пацанами, я думаю: «Боже мой, и это все мои мужчины. Потрясающе!» В этом есть, конечно, определенный кайф.

— А в каком роддоме вы рожали?

— В самом обычном, государственном. И Андрюша там же родился. У изумительного врача с умнейшей головой, добрейшим сердцем, широчайшей душой и золотыми руками. Любовь Ивановна такому количеству семей помогла стать родителями! Она ведет сложнейшие беременности! Врач от Бога! Выдающийся профессионал своего дела.

— Я вспоминаю рассказ вашего папы о том, как он в полном ужасе забирал вас новорожденную из роддома. Нес с ощущением, как будто у него в руках граната с выдернутой чекой, не дай бог оступиться!

— Смешно вы рассказали про папу. Тогда другое время было, про роды и новорожденных знали мало. Мы с Максимом совершенно уверенно держали на руках Гришу. Да и Андрея тоже. Мы были готовы к этому и этого хотели. Такая история, как с папой, который был растерян, когда держал меня на руках, с Максимом не могла бы произойти ни при каких обстоятельствах, потому что он о родах и детях знал все. Мы вместе ходили на курсы и подготовились как следует. И во время второй беременности мы тоже пошли на курсы и все быстро вспомнили. Я в Максиме оба раза увидела супернадежного человека. Он всегда рядом, не смотрит на ребенка как на странное существо, инопланетянина. Он знает, как его держать, мыть, одевать… Именно он первым купал наших детей, а не я. Никогда не боялась оставлять Максима с ребенком. Он лучший папа на свете.

— А вам ведь приходится иногда оставлять детей довольно надолго. Вы же не только мама, а еще успешная женщина, актриса. Поделитесь опытом: как распределить время, чтобы на все хватало времени и сил?

— Силы и здоровье — это ресурс, он не бесконечен. К сожалению, я это поняла не так давно и дала себе новую установку. Раньше я не обращала внимания на то, что нужно для меня самой. Если для меня — значит, это не важно, вот такой была моя жизнь. Я думала: ну ладно, отдохну потом, сейчас можно не спать, я согласна на ночной перелет, а потом могу не поесть и сразу на съемку, в «Сапсане» посплю, потом сразу на спектакль, а после спектакля — в самолет и на ночную смену. Сейчас я себе запрещаю такое. Потому что, конечно, так долго не протянешь. Я себя заставляю спать по восемь часов.

— А до этого сколько вы спали?

— Для меня нормальным было спать четыре часа. Шесть — просто роскошество, курорт. После появления Андрюши я, конечно, сбавила обороты. Но все равно могла себе позволить, придя со спектакля и уложив ребенка, заявить: «Это мое время — с двенадцати до трех ночи. И я могу делать все, что хочу». Смотрела сериал, читала. Сейчас я понимаю: это время на сон. Я стараюсь держать режим, заниматься своим здоровьем: делать зарядку, побольше находиться на свежем воздухе, ходить. Это получается само собой, когда у тебя маленький ребенок и надо гулять с коляской. И еще я стараюсь не есть всякую дрянь. Ну я это и раньше не делала, но сейчас строже соблюдаю правила.

— Спасибо Максиму, который уже давно приверженец ЗОЖ.

— Спасибо Максиму — это главная причина. Он первый в семье стал питаться правильно. Я тоже теперь не ем вредных продуктов.

— А что бы он вам сказал по поводу сдобного пирожка, который вы только что съели?

— Ничего. Он тоже очень любит всякие вкусные вещи и сладкое. Просто он готовит их из гораздо более правильных продуктов, например, из спельтовой муки, сиропа топинамбура и так далее. К счастью, эти продукты уже широко известны и их можно легко найти.

— То есть Максим готовит для себя, а вы для себя?

— Я не готовлю для себя. Если готовлю, то детям. В силу профессии мы чаще всего питаемся вне дома. Хотя, конечно, хочется обзавестись какой-нибудь традицией семейного обеда в выходные! Особенно теперь, когда Андрей стал школьником, это было бы здорово.

— Андрей пошел в первый класс. Как он и вы готовились к этому событию? Как выбирали школу, ведь это одно из самых важных решений, куда в первый класс идти.

— Сначала мы собирались идти в школу в Москве. Я нашла прекрасную школу, долго искала по нашему району, ездила к каждой, чтобы понять, сколько добираться туда от дома, читала отзывы на самых разных сайтах. Ловила родителей и разговаривала с ними, расспрашивала об учебе в этом заведении. В итоге нашла очень хорошую школу. Мы с Максимом были на родительском собрании и записали Андрея в подготовительный класс. Но в августе прошлого года мы приняли решение, что все основное время будем жить в Петербурге. И в связи с этим я поняла, что мне срочно нужно искать в Питере кружки, чтобы ребенок уже с осени ходил на занятия. Искать школу, чтобы он пошел в подготовительный класс. И я бросилась на поиски.

Сначала я решила выбирать физмат, потому что у Андрюши явно логико-математический склад ума. Я смотрела гимназии с уклоном в математику, но потом, тоже пообщавшись с родителями и объединив отзывы, поняла, что это очень сложное обучение и детям тяжело. Я от этого отказалась. Потом я пошла в другую школу. Я руками и ногами — за гуманную педагогику, но там был перегиб в сторону светского воспитания. И в итоге мы решили, что это должна быть обычная государственная школа с самой стандартной программой, желательно с гуманитарным уклоном и акцентом на интеллектуально-духовное развитие. К тому моменту у меня голова была заморочена различными уклонами, языками, физикой, математикой, пятым, десятым. В общем, я потерялась.

Сделала паузу, остановилась и спросила себя: чего я хочу? Я хочу, чтобы для моего ребенка эти одиннадцать лет обучения не были мукой и он получал удовольствие. Я хочу, чтобы он научился учиться, дружить, слушать учителей, быть в большом коллективе и так далее. Есть у меня требования к знаниям? Да. Но я глубоко уверена, что мы самые важные знания получаем в институте, когда уже понимаем, куда хотим пойти. Я знаю много историй, когда дети учились на гуманитарном до восьмого класса, и потом вдруг возникало желание пойти в медицину. И за три класса благодаря репетиторам и интенсивным занятиям ребенок догонял все то, чего ему недоставало для медицинского, прекрасно туда поступал и становился замечательным врачом. Среди моих знакомых есть такие примеры…

Читайте также:  Влад Лисовец: о российской серости и о своем новом образе жизни

В общем, с первого класса нагружать ребенка учебой и ругать за отметки я не хочу. Прекрасно, если Андрей выучит языки, будет любить литературу, знать историю, а дальше посмотрим, какой профиль станет ему ближе и интересней… Пока рано об этом думать. Начальная школа — это хороший учитель, хороший класс, хорошие родители и хорошая, здоровая атмосфера внутри коллектива. В общем, Андрей год ходил на подготовительные занятия в гимназию, в которую он сейчас пошел в первый класс. И у него занятия вела педагог, которая будет руководить их классом всю начальную школу. Она Андрею очень нравится. Это, я считаю, самое главное, ведь учитель для детей — это бог, человек, на которого он равняется.

— Лиза, вы так много сил отдаете семье. Наверное, это эгоистично прозвучит, но лично мне, как зрителю, не хватает вас в кино. Вы, насколько я знаю, постоянно от чего-то отказываетесь. Было даже удивительно, когда ваш папа недавно резко высказался, что зря вы так много внимания уделяете работе, лучше бы были рядом с детьми…

— Ну, это журналисты раздули. Он ничего плохого не имел в виду, поскольку прекрасно знает, насколько трепетно я отношусь к детям. Если я во Владивостоке и выдается один выходной, я лечу к ним. Максим точно так же. Центр притяжения и магнит у нас — дом. Папа знает, сколько я отказываюсь и какие приоритеты у меня в жизни. Этим летом я отказалась от нескольких картин, потому что хотела побыть с детьми на даче. Конечно, кино, может, мне и не хватает. Все гораздо проще, когда речь идет о полном метре. Но сейчас кино, режиссеры, индустрия шагнули в сериальное пространство. Причем сериалы кроме телевидения процветают в Интернете, где много специальных платформ. Казалось бы, только снимайся… Но вот я не всегда могу позволить себе такую роскошь, а там сезон — около 90 съемочных дней. С моей театральной занятостью и семейными обязательствами я могу позволить себе подобные съемки не часто.

— То есть семья для вас стоит под номером один?

— Конечно, и чем дальше, тем больше. Это внутреннее созревание. В каком-то смысле в актерскую профессию я уже наигралась. Аппетита к этому у меня поубавилось. Если на одной чаше весов хорошая, интересная, но не особенная работа, а на другой свободное время с детьми — я выбираю время с детьми. Хотя, конечно, если появится что-то по-настоящему яркое, новое для меня, я не упущу эту возможность и договорюсь с семьей.

— Зато в театре такое есть. Мы с вами встречаемся буквально накануне премьеры «Дяди Вани», которая состоится в рамках фестиваля искусств «Черешневый лес» в Театре Наций. Это одна из самых ожидаемых премьер сезона, режиссер Стефан Брауншвейг…

— Это уже совсем не первый Чехов в моей жизни. У меня с Антоном Павловичем серьезные долгие отношения. И мне очень нравится трактовка Стефана, которую он озвучил на одной из первых встреч с актерами. Он сказал: «Одна из тем, которую мы затрагиваем в «Дяде Ване», — это экология». «Экология?!» — удивились мы… Но действительно, Астров не раз говорит в пьесе о том, что «человек одарен разумом и творческою силой, чтобы приумножать то, что ему дано, но до сих пор он не творил, а разрушал». Реки мелеют, дичь перевелась, леса трещат под топорами и так далее. Безусловно, эта мысль была для нас новой, так как в большинстве интерпретаций слова Астрова воспринимаются как чудачество. Первый этап репетиций был в июне, потом мы разъехались до 20 августа…

И начался весь этот ужас с пожарами. Сибирь горит, и в Рио-де-Жанейро кошмар. Тут тайфун, там наводнение, какие-то комары со смертельными укусами. Планета нас выплевывает из-за того, что мы творим собственными руками. То есть действительно происходит катастрофа. И это еще самое начало, потом будет хуже и стремительней. Удивительно, что Чехов уже писал об этом почти 130 лет назад. Но, безусловно, экология — это только одна из тем. Ведь речь идет не только о природе, а о разрушении отношений, связей, друг друга, о том, как человек разрушает себя и все вокруг.

— И все-таки, как Стефан Браун­швейг уговорил вас ехать работать в Москву?

— Речь о «Дяде Ване» зашла почти два года назад. Я тогда еще даже предположить не могла, что у нас с Максимом появится Гриша. Тогда мы только познакомились со Стефаном, и Театр Наций запланировал выпуск спектакля на осень 2019 года. Я невероятно рада, что мне довелось поработать с таким режиссером. Он очень внимательный, мягкий, но добивается того, чего хочет. И виртуозно соединяет артистов абсолютно разных театральных школ. У меня — мастерская Льва Додина, у Юли Пересильд — Олега Кудряшова, Евгений Миронов — ученик Олега Павловича Табакова . Кроме того, в спектакле заняты Анатолий Белый , Виктор Вержбицкий и другие замечательные артисты. В самом начале репетиций Стефан позволял каждому из нас существовать в разных системах координат. То есть у нас был сговор, разбор, но существовали мы все, условно, в разных регистрах, присущих природе каждого из нас. И на первых этапах это выглядело как-то хаотично. А потом Стефан потихонечку снимал с каждого из нас лишний слой, чтобы в итоге осталась та самая жемчужинка, которую он хочет найти. Чтоб оркестр играл разными инструментами, но играл чисто, слаженно, не упуская ни одного штриха. Это очень тонкий процесс, который подвластен только тонкому и деликатному человеку, такому как Стефан Брауншвейг.

— Это все-таки удивительно, как живут артистки: они планируют спектакли, но не планируют ребенка.

— Да, да, конечно. (Смеется.) Но за планирование спектаклей отвечает обычная прагматика, а за детей — какие-то божественные силы.

— Легко вас «на сторону» отпустил Лев Абрамович Додин, у которого вы служите в Малом драматическом театре Петербурга?

— Мне кажется, он спокоен, потому что знает: я всегда возвращаюсь назад. Это раз. Во-вторых, он радуется, если есть работа, которая мне приносит удовольствие. Он отпустил меня на эту историю со словами: «Очень интересно». Тем более что занятость у меня в Москве неполная. Мы будем играть роль Елены Андреевны в очередь с Юлей Пересильд, что, конечно, очень облегчит жизнь и нам, и театру. На мой взгляд, это вообще правильная практика, особенно с артистами, у которых большая занятость, дети, семьи и так далее.

— Пока вы репетируете в Москве, Гриша и Андрей ждут вас в Петербурге?

— Да, конечно. 26 августа закончилась рабочая вахта Максима, и он заступил на детскую вахту. Мы ведь семья и подстраиваемся друг под друга. И Максим, и мои родители, и моя свекровь занимаются детьми, а мне дают возможность спокойно поработать над «Дядей Ваней», а потом еще посниматься пару месяцев во втором сезоне «Оптимистов». Дети до конца лета на даче. К счастью, не скучают. Я приезжаю и вижу, что дети веселятся, у них хорошее настроение. Счастливые, обогретые, обцелованные и залюбленные, они не скучают, это я скучаю. Я даже думала сейчас на период репетиций взять Гришу в Москву вместе с няней, но меня отговорили Максим и родители. Сказали, что я буду очень занята и что это нужно мне, а не Грише. «В Питере у него все хорошо, здесь у него папа, брат, две бабушки, дедушка. А там, в Москве, он будет проводить время с няней и видеть тебя только утром и вечером. Ничего страшного, выпустишь спектакль, будешь чаще бывать в Петербурге». Мне-то, конечно, тяжело. Я же с самого рождения Гриши с ним практически не расставалась. В Лондон ездили с Максимом — брали Гришу. Поэтому сейчас я очень тоскую. Конечно, звоню детям все время по скайпу, пытаюсь разглядеть, кто что делает.

— Говорят, дети очень часто совершенно не похожи друг на друга…

— Нет, наши внешне одинаковые. Гриша — это второй Андрей. Ощущение, что я родила того же ребенка через шесть с половиной лет. И теперь один лежит в коляске, а другой 1 сентября пошел в первый класс.

— А по характеру они похожи?

— Пока непонятно. Андрюша сначала был очень спокойный. Это сейчас он уже — ух! (Смеется.) Он целеустремленный, темпераментный, страстный, шаловливый, неусидчивый. Суперактив! А Гриша — такой медвежонок. Он может долго-долго сидеть на ручках и никуда не проситься. Мы шутим: «Господи, главное, Гришу нигде не забыть!» — настолько он тихий. Вот мы с ним обошли половину Лондона без остановки, сын сидел в коляске и не произнес ни единого звука. У него либо игрушка была в руках, либо соска во рту. Он иногда просто подаст знак: «А-а-а», — мол, пора есть. И тогда я вспоминаю: «Точно, пора покормить ребенка». Но, мне кажется, его спокойствие — временное явление, пока не пошел. Потому что с Андрюшей было именно так.

Елизавета Боярская: “Работа по-прежнему остаётся важной частью моей жизни, но теперь она отошла на второй план!”

интервью >>

Актриса Елизавета Боярская родилась в артистической семье, и казалось, что с выбором профессии у девочки не должно быть никаких проблем, но всё оказалось не так гладко. Сегодня она – одна из самых востребованных российских актрис. В марте в пяти городах Германии (Ганновер, Берлин, Фюрт, Леверкузен, Оффенбах) пройдёт спектакль «Сирано де Бержерак», где главную женскую роль играет Елизавета Боярская . Накануне гастролей актриса побеседовала с нашим корреспондентом.

– Лиза, Ваше жизненное кредо гласит: «Хочу быть не популярной, но востребованной». В чём по-Вашему разница между этими понятиями?
– Для меня лично не важно количество мельканий в журналах, на телевидении, и я шла в актёрскую профессию не ради того, чтобы меня узнавали на улицах или просили автографы, а просто потому, что я её люблю, мне нравится разбираться в материале, работать с новыми режиссёрами, оживлять и изучать новых персонажей и т.д. Для меня востребованность означает то, что я востребована не столько зрителями, сколько режиссёрами, они хотят со мной работать, и им это интересно, поэтому моё желание: быть не популярной, а востребованной.

– В Вашей биографии написано, что в детстве Вы не проявляли актёрских способностей, но 13 лет посвятили занятиям танцами (классическими и джазовыми), а в подростковом возрасте окончили модельную школу. Разве танцоры и модели не должны быть артистичными? Нет ли тут противоречия?
– Вы знаете, сейчас я это для себя формулирую так: наверно, во мне всё это изначально было, поскольку, так или иначе, я росла в актёрской семье, и ничто другое меня не окружало. Я видела, как между собой общаются мои родители, какие к нам приходят гости. Всё своё детство я провела за кулисами театра, и всё это, конечно, на меня влияло, но я всегда была очень застенчивой и скромной, – не бойкой девочкой, которая свободно общается со взрослыми и показывает то, что она умеет, поэтому мне трудно было что-либо делать напоказ: прочитать стихотворение или выступить одной. Здесь присутствовало огромное количество моих комплексов, и я была закомплексованным подростком, но потом всё прошло, и модельная школа в плане раскрепощения мне очень помогла!

– Обычно девочки в школе хорошо учатся, но, насколько мне известно, эта история – не про Вас. Вам не нравился процесс учёбы?
– Если я чего-то в жизни для себя добилась в образовании, то это произошло после того, как мне исполнилось 13 лет, потому что я захотела почувствовать себя образованной, умной, сообразительной, что, к сожалению, не так часто хотят подростки. Мой личный человеческий склад характера совершенно не предрасположен к тому, чтобы быть отличницей. Если бы я не взяла себя в руки, то я бы до сих пор не прочла ни одной книжки и не знала бы ни одного языка (Лиза прекрасно владеет английским и немецким. Прим. автора). Есть дети, которые учатся хорошо, а есть те, кто учатся плохо. Я принадлежала ко второму типу, я родилась такой, и у меня на лбу было написано, что я плохо учусь. Когда я пришла в первый класс, то после линейки села за последнюю парту, и с этого всё началось: я была рассеянной, писала с ошибками, меня невозможно было усадить – такая озорная девочка. В голове у меня в течение 9-ти классов гулял ветер, и научить меня чему-либо оказалось невозможно…

– А что произошло у Вас в 13 лет, что-то «щёлкнуло»?
– Наверно, что-то «щёлкнуло», но надо отдать должное родительскому воспитанию. Некоторым подросткам абсолютно всё равно, как они учатся, а мне было очень стыдно перед ними за это, но потом мне наняли репетиторов, я «вошла во вкус» и поняла, что учёба – это очень интересное занятие, и актёрская профессия очень этому способствует, ведь для каждой новой роли приходится учиться чему-то новому, будь-то физические навыки или другие. До сих пор мне это очень интересно!

– Почему после окончания школы Вы решили пойти в журналистику?
– Я просто не знала, куда мне идти. Это было не желание человека, который хочет стать журналистом, а просто – спонтанное решение из разряда поступать куда-нибудь!

– Чем же журналистика Вас так быстро разочаровала?
– Мне просто было скучно: я ходила на подготовительные курсы, и это не моя «стихия» – долго сидеть на лекциях, что-то скрупулёзно писать. Я этого не могу делать: мне нужны передвижения, разные часовые пояса, различные роли, утром – съёмка, вечером – спектакль. По внутреннему складу я – другой человек: я абсолютно неусидчивая! Но если это нужно для работы – долго позаниматься, то я могу, а сидеть на одном месте – нет.

– Как проходила Ваша учёба в Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства?
– Это было очень сложно. У людей, не имеющим отношения к актёрскому цеху, существуют стереотипы, что это – очень лёгкая профессия: ничего делать не надо, а просто выйти, покривляться на сцене или на экране – и всё! На самом деле, это – невероятно сложная профессия, как в физическом, так и в моральном плане, и она требует огромное количество силы воли. В академии всё это удваивается: ты этому учишься, тебе «расшатывают» твоё внутреннее «нутро», расширяют твой кругозор. Для меня в моём юном возрасте каждый день было столько открытий, и всё это происходило 24 часа в сутки: мы ночевали в академии, мы перенесли туда свои спальные мешки, зубные щётки – мы там буквально жили. Сразу же появился очень трудный материал – «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана – о тоталитаризме, о лагерях, о гетто и т.д. Всё это было очень сложно для детского сознания, и на протяжении пяти лет мы занимались этим материалом. С «актёрского мастерства» мы порой уходили без четверти двенадцать, чтобы ребята, живущие в «общаге», успевали на метро. Я думаю, если бы им не нужно было спешить на метро, то мы бы заканчивали занятия ещё позже!

– Сразу ли Вы нашли общий язык со Львом Додиным или у вас был процесс «притирки»?
– Это было недолго, просто мне понадобилось какое-то время, чтобы во всё вникнуть, особенно после прочтения Гроссмана, как я уже говорила, – очень сложного материала для юных ребят. И потихоньку-потихоньку происходило взаимное знакомство: он узнавал нас, а мы – его. И мне хочется верить, что я теперь хорошо понимаю, чего хочет Лев Абрамович, и он «считывает» то, что я пытаюсь «ретранслировать» со сцены.

– А то, что он взял Вас к себе в театр, стало для Вас неожиданностью или Вы к этому были готовы?
– Если честно, я ожидала такого приглашения, т. к. ещё учась в академии, я уже участвовала в спектакле «Король Лир». Потом мы выпустили спектакль «Жизнь и судьба», и у меня там была одна из больших ролей, и я понимала, что уже занята в репертуаре театра, поэтому предполагала, что продолжу карьеру в Малом Драматическом театре под руководством Льва Додина.

– Расскажите, пожалуйста, о постановке знаменитой чеховской пьесы «Три сестры».
– Вам, наверно, будет интересно, если я расскажу о своём персонаже.

– Да, конечно!
– Эта постановка тоже не стандартна, хотя мы там не играем в джинсах и не бегаем по потолку, – всё происходит намного проще в плане сценографии и нашего существования на сцене. Что касается моей героини, то это – моя самая любимая роль (я играю Ирину – младшую из сестёр), потому что мы её «открыли» совсем по-другому. Её обычно изображают порхающей, невесомой и наивной. Уже сложился какой-то стереотип, и он мне не близок, поэтому я сразу пошла от «себя», что сразу же видоизменило мой персонаж, а потом, когда к нему прикоснулась рука Мастера, мы начали сочинять долгий путь моей героини. Получилась очень интересная история, и Ирина стала едва не самой жёсткой из троих сестёр: она ещё в первом акте предстаёт не как девочка-первоклассница, которая радуется своим именинам, а она уже примерно понимает, чем это всё закончится, что не будет никакой Москвы, в которую они так рвутся, а пребывание в этом «прекрасном» городе просто погубит её и сестёр, и она не выйдет замуж. Я этого не играю, но есть некое предощущение – ощущение неизбежности, а это сразу же даёт глубину персонажа. Обычно в других постановках Ирина боится Солёного: она его искренне пугается и пытается от него скрыться, но мы, наоборот, выстраиваем историю взаимоотношений между Ириной и Солёным. Он единственный, к кому она тянется по-женски, Ирина – «перезрелая», «спелая» девушка, которая жаждет любви, в том числе, и платонической, но её окружают бесполые мужчины, а Солёный – единственный, кто говорит какие-то абсурдные вещи, но рождает в ней желание по отношении к мужчине.

Читайте также:  Бритни Спирс проводит свободное время с сыновьями

– Как Вы попали в постановку «Сирано», чья это была инициатива?
– В эту постановку меня пригласила одна из продюсерских компаний, и я сразу же согласилась участвовать в этом спектакле по двум причинам: первая причина – это роль Роксаны, а вторая – партнёр Сергей Безруков , мы вместе с ним снимались в кино. У меня не было никаких сомнений, потому что это – великий, прекрасный, тонкий, смешной и трагический материал и Сергей Безруков , с которым такое партнёрское наслаждение играть!

– Есть ли в вашей постановке что-то общее со спектаклем «Сирано», который идёт в театре Моссовета, где главную роль играет Александр Домогаров ?
– Я, к сожалению, не видела этот спектакль, но не сомневаюсь, что это сделано весьма талантливо и здорово, потому что там заняты очень хорошие артисты.

– Теперь мы немного поговорим о кино. Ваш дебют в кино состоялся в 2001 году, но популярность к Вам пришла позже, после роли Тани в фильме «Первый после бога» (2005). Не менее значимой была и роль Веры в фильме Аллы Суриковой «Вы не оставите меня», где Вы сыграли вместе со своим отцом Михаилом Боярским . Почему для этого понадобилось определённое время?
– Я не могу сказать, что веду какой-то отсчёт с момента первого кино и с момента, когда я стала популярной, – это для меня не имеет никакого значения. Я веду отсчёт моих реальных киноработ с фильмов «Первый после бога» и «Парк советского периода», а сейчас я просто пытаюсь от фильма к фильму развиваться, для меня это – главный показатель. Сейчас изменилось только то, что я могу себе позволить выбирать, а тогда каждое предложения было, как что-то неожиданное, трепетное, желанное и долгожданное.

– Одна из последних работ с Вашим участием, вышедших на киноэкраны, называется «С Новым годом, Мамы!». Пожалуйста, несколько слов об этом фильме.
– После просмотра этого фильма все сразу берут своих мам и идут в кино по второму кругу. Мы снялись там с мужем (актёр Максим Матвеев . Прим. автора), эта была моя самая первая работа после рождения сына – буквально через пару месяцев. Этот фильм относится к тем лентам, которые пробуждают хорошие чувства, и работать в них всегда очень почётно и приятно, тем более вместе с мужем. У нас с ним – одна из сентиментальных новелл фильма. (Она называется «Счастливое число». Прим. автора).

– Вы только что сказали о том, что в прошлом году у Вас произошло знаменательное событие – рождение сына. Как оно повлияло на Вашу дальнейшую жизнь?
– Мне кажется, что ответ на этот вопрос очевиден: конечно же повлияло! Рождение ребёнка изменяет жизнь не только женщины, его родившей, но и всей семьи. Всё поменялось, работа по-прежнему остаётся важной частью моей жизни, но теперь она отошла на второй план, а самое главное – это наш сын!

– Что Вы можете пожелать себе и зрителям?
– Зрителям я желаю провести прекрасный вечер, а нам я желаю удачных гастролей. Я надеюсь, что наш спектакль понравится и заставит немного посмеяться и погрустить. А всем я желаю быть добрыми и милосердными по отношению к окружающим, даже к тем, кто вызывает порой негативные чувства. Ещё я желаю терпения и отсутствия эгоизма, быть спокойными и не раздражительными. Нужно просто любить ближних и не только их!

Елизавета Боярская: «Причина жесткости кроется во внутреннем одиночестве»

В эксклюзивном интервью «Телепрограмме» популярная актриса рассуждала о воспитании детей, выборе ролей и душевном комфорте.

Елизавета Боярская/Фото: Михаил ТАРАСОВ

Совсем недавно мы любовались ею в роли Анны Карениной, а затем вдруг увидели в совершенно ином образе. В завершившемся на днях на НТВ детективном сериале «Ворона» Боярская сыграла жесткую, колючую, не слишком симпатичную на первый взгляд женщину, для которой нет ничего важнее работы. Сама актриса, однако, ставит на первое место семью — мужа, популярного актера Максима Матвеева, и сына Андрея.

«Сын занимается тем, чем хочет»

— Вы как-то рассказывали, что Максим умеет все делать собственными руками, даже Андрею сам выпиливал игрушки из дерева. Где он находит время для того, чтобы быть таким хозяйственным?

— Работа важна для нас обоих, но семья намного важнее, поэтому у нас остается время на все. К счастью. И чтобы вместе пилить, и лепить, и рисовать, и в кино ходить. Для нас это важная часть жизни, которую мы никому не отдадим.

— Для вас этот год особенный — подготовительный перед тем, как сын пойдет в школу. Стараетесь сейчас дать отдохнуть ребенку или, напротив, интенсивно готовитесь?

— Мы с Максимом стараемся держать золотую середину, так как считаем, что у ребенка должно быть детство, в котором хватает времени играть, беситься, шалить, встречаться с друзьями, смотреть мультики. Но в то же время хочется, чтобы Андрей умел быть собранным, ответственным, сосредоточенным. Поэтому у него есть свои домашние обязанности, расписание занятий — мы ходим на плавание, занимается английским языком, математикой, шахматами и музыкой. Мы убрали из расписания сына все, что ему не нравится. Андрей занимается только тем, что ему хочется, в его расписании те занятия, на которые идет с удовольствием. Кроме того, мы специально искали такие кружки и таких педагогов, которые умеют по-настоящему заинтересовать ребенка. Избегаем нравоучительных и кондовых занятий.

— Как бы много в вашей семье ни работали и ни учились, нельзя забывать об отдыхе, например, о путешествиях. Какое из них в этом году было самым интересным?

— Мы в первый раз в этому году ездили в горы. Я, Максим и Андрей впервые встали на горные лыжи, и это был необычный опыт, нам очень-очень понравилось. Думаю, что в будущем обязательно повторим.

— Что, помимо поездки в горы, запомнилось вам в этом году?

— Случаются года, когда много работаешь, а потом пожинаешь плоды. 2018-й стал годом пожинания плодов. В январе произошло очень важное и радостное событие — я получила «Золотого орла» за роль Анны Карениной. Также в этом году нам с Максимом в разное время дали звание заслуженного артиста. Недавно я получила приз в номинации «Лучшая актриса» на фестивале пилотных серий новых телесериалов «Пилот» за работу в «Вороне». И, конечно же, главное и важнейшее событие для нашей семьи — ожидание второго ребенка. Год очень насыщенный и интересный. Мы очень благодарны Богу, судьбе за все, что с нами происходило и происходит.

«У моей героини комплекс отличницы»

— «Ворона», за которую вы получили приз, у зрителей вызвала большой интерес. В чем особенность сериала?

— Здесь интересно развивается запутанная детективная линия, но для меня как актрисы очень важна судьба героев. Сценаристы прописали характеры Анны Петровны Воронцовой и Сергея Кабанова (напарник Воронцовой, которого сыграл Анатолий Белый. — Ред.) подробно и ярко. Это не мелодрама про личную жизнь, это непростая биография людей непростой профессии. Следователь Кабанов приехал из глубинки, он пытается закрепить за собой позиции в Следственном комитете, а параллельно его жизнь осложняют отношения в семье, бытовые трудности. А Анна Воронцова — совершенно другой человек. Девочка из петербургской интеллигентной семьи должна была стать пианисткой — все к этому шло. Но из-за сложных отношений с матерью она наперекор ей пошла на юрфак и стала следователем. У Воронцовой комплекс отличницы, ей всегда и во всем нужно быть первой. Отсюда такая жесткость и непримиримость в отношениях с коллегами. С ней всем сложно. Причина кроется в ее внутреннем одиночестве, боли, неустроенности. И получается, что ее уверенность и профессионализм — маска, за которой она скрывает свою уязвимость. Мне ужасно понравилось, что Воронцова — сложная особа с противоречивым характером.

Боярская и Матвеев отметили 6-й день рождения сына тортом в стилистике «Звездных войн». Кстати, супруги пока живут в Питере с родителями Лизы. Новоселье планируют в 2019 году. фото: Личный архив

— А кто из телеследователей вам нравится как зрителю?

— В 7 лет я смотрела сериал Дэвида Линча «Твин Пикс» и не могла оторваться, очень яркие впечатления остались от агента ФБР Купера. Также во всех ипостасях люблю Шерлока Хомса, хотя, наверное, гениальной драматургии и зрелищности больше в версии с Бенедиктом Камбербэтчем. У нас сейчас тоже много хороших детективных сериалов, просто не всегда получается их посмотреть, да у меня и телевизора нет дома. Что-то смотрю в сети. В прошлом году попала на «Преступление» с Дашей Мороз, зависла и досмотрела до конца — заинтересовала история, персонажи.

«Когда играешь хирурга, начинаешь зашивать все подряд»

— Сейчас на экране женщин-следователей очень много. Как думаете, почему?

— Возможно, причина в дефиците сюжетов. Многое уже было. Мне кажется, что не настолько важно, мужчина главный герой или женщина. Для зрителя интереснее необычный, сложносочиненный, не похожий на других герой. Такой, как персонаж Константина Хабенского в «Методе», как агент Купер в «Твин Пикс», как Шерлок Холмс. Возможно, о жизни следователя можно попробовать снять более, скажем так, документальное кино. Готовясь к этой роли, я общалась со следователями, так вот они часто говорили, что в сериалах их работу слишком приукрашивают: в реальности у них много рутинной работы и писанины, а яркие дела, как в сериалах, случаются раз в 6 — 7 лет. Хотя, если добавить рутины и писанины, то это уже будет не так интересно для зрителей.

В сериале «Ворона» напарником Елизаветы Боярской стал Анатолий Белый. Фото: НТВ

У нас был интересный подготовительный этап. Так сложилось, что в Москве мы пришли на встречу со следователем в половине двенадцатого ночи, так как актеры были заняты в спектаклях. Мы думали, что в Следственном комитете нас уже не ждут, а оказалась, что в это время работа там кипела — для них это была просто середина рабочего дня. Следователи работают 24 часа в сутки — они едят, спят на работе. Периодически звонят домой, чтобы сказать: «Извини, я еще часа через два приеду…» А потом их вызывают на новое дело… Расследование требует колоссальной мозговой работы, усидчивости, ответственности. Удивило, как много бумажной работы следователям приходится делать — все время протоколы, запросы, допросы. Чтобы провести обыск, нужно писать обращение к вышестоящему начальству, потом бесконечно ждать ответа…

А в Петербурге я много общалась со следователем, которая, как и моя герои­ня, полковник, даже работает в том же районном следственном управлении. Узнавала нюансы службы, чтобы чувствовать себя уверенно на месте преступления. Интересовалась подробностями быта и работы: сколько часов длится дежурство, есть ли у нее в кабинете зубная щетка и сменная одежда, приносит она еду в контейнерах или ходит в кафе, что у нее лежит в сумке, надевает ли перчатки, когда приезжает на место преступления. Узнала, как заполнять протоколы, — нужно подкладывать копирку, чтобы получалось два экземпляра: один отдают начальству, другой оставляют себе. Еще я ходила в морг к судмед­эксперту. Девушка оказалась примерно моего возраста, было очень любопытно за ней наблюдать. Я рассказывала ей, какого рода преступления будут в нашем сериале, а она подробно объясняла, как все это в натуре выглядит.

— Если бы у вас появилась возможность не просто что-то узнать о работе своей очередной героини, а по-настоящему освоить какую-то новую профессию, то что бы вы выбрали?

— Я обожаю свою работу за возможность постоянно учиться чему-то новому и показывать свои умения. Это придает лоск персонажу. Конкретную профессию не назову. Многому учусь со спортивным азартом, так хочется освоить новое дело! Мне интересна и езда в дамском седле, которую я осваивала для «Анны Карениной», и изучение французского или итальянского языка… Иногда, чтобы сыграть хирурга, надо научиться зашивать рану, поэтому осваиваешь разные швы и зашиваешь дома все подряд — подушки, поролон…

Целый год после «Анны Карениной» Боярская не снималась — исключение сделала ради роли в «Вороне».

— Что скажете о современных западных сериалах? Какие главные различия между нашим и зарубежным сериальными производствами видите?

— Сериал, который произвел на меня сильное впечатление, я посмотрела достаточно давно — это «Молодой папа», а из последнего заинтересовал «Патрик Мелроуз» (мини-сериал с Бенедиктом Камбербэтчем в главной роли — Ред.). Что касается различий, то, к счастью, их становится все меньше и меньше. И у них, и у нас снимают как удачные, так и неудачные сериалы. У нас теперь хорошие сценарии, режиссеры и артисты перешли из кино в сериалы. Мы заимствовали эту западную тенденцию. Конечно, полнометражное кино останется, но сериалы заняли прочное место в киноиндустрии, и теперь сложно найти артиста, который ни разу не снимался в сериале. На каждом канале теперь свой сериальный почерк, и много чего становится уже по настоящему интересным.

«В Петербурге чувствую себя более комфортно»

— Если вы с семьей в Москве, как проводите выходные?

— Мы в Москве редко бываем, я приезжаю сюда в основном работать. Но я везде люблю парки, поэтому, наверное, в Москве предпочитаю парк Горького. Любим кататься с Максимом и Андреем на роликах, на скейте.

— К чему в столице вам сложно привыкнуть?

— Меня все в Москве устраивает, но, конечно, немного непривычен темп, ритм, это слишком большой, суетливый, активный, яркий и многофункциональный город. Здесь слишком много возможностей, настолько много, что хочется схватиться за все, а потом оказывается, что упускаешь какую-то одну, самую важную. Эти свойства для меня непривычны, хотя симпатичны. Просто кто-то всем этим умеет пользоваться, поэтому для них Москва становится городом возможностей. Я привыкла к более спокойному ритму, поэтому для меня Петербург более комфортный город по своему внутреннему наполнению.

Взгляд в прошлое: школьница Лиза Боярская со знаменитыми родителями и братом Сергеем. фото: Persona Stars

— Когда возвращаетесь из Москвы домой в Петербург, что спешите сделать?

— У меня достаточно много обязанностей как у мамы, жены, дочки. Как и у каждой хозяйки в семье, которая должна успевать готовить, вовремя платить за кружки ребенка, ходить за продуктами… У меня равномерный и всегда комфортный график. Я много занимаюсь ребенком, репетирую в театре, иногда встречаюсь с друзьями. Если есть такая возможность, то хожу в музеи или на выставки, в кино.

— В январе у вас очередная театральная премьера. Сколько у вас сейчас спектаклей?

— У меня шесть спектаклей в Петербурге и два в Москве. Это достаточно много, поэтому, когда случаются съемки, всегда сложновато сводить графики, но тем не менее все удается. Большую часть времени мы с Максимом и Андреем проводим в Петербурге и меньшую часть все-таки в Москве.

— И как выглядит идеальный для вас отдых в родном городе?

— Это поездка на дачу, за город за грибами, прогулка по лесу или по берегу реки с мужем и сыном, неторопливые беседы, посиделки. Мы стараемся почаще быть вместе там, где мало народу, где можно послушать тишину, воссоединиться с природой. Это для меня самое ценное.

Личное дело

Елизавета Боярская родилась 20 декабря 1985 года в Ленинграде в семье актеров Михаила Боярского и Ларисы Луппиан. В школьные годы занималась танцами, посещала школу моделей. Окончила Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства. Во время учебы получала президентскую стипендию. С 2006 года — актриса Малого драматического театра в Санкт-Петербурге. Лауреат премии «Хрустальная Турандот» за главную роль в спектакле «Леди Макбет нашего уезда» МТЮЗа. Муж — актер МХТ им. Чехова Максим Матвеев. Пара воспитывает сына Андрея.

Неожиданно: Елизавета Боярская рассказала, почему старший сын не в восторге от актерской профессии

Елизавета Боярская родилась в творческой семье. Не только ее родители, Михаил Боярский и Лариса Луппиан, посвятили свою жизнь кино и театру, но и бабушка и дедушка по отцовской линии много лет служили актерами в драматическом театре имени В. Ф. Комиссаржевской.

Сейчас у Елизаветы подрастают сыновья, 9-летний Андрей и 3-летний Григорий, и если младший пока еще слишком мал, чтобы всерьез задумываться о будущей профессии, то старший уже дал понять родным, что актерскую династию он, скорее всего, продолжать не будет и вот почему:

Андрюша пока очень скептически относится к профессии. Он не смотрит на нас с Максимом, на бабушку с дедушкой, да и вообще на артистов как на таких небожителей. Людей, которые занимаются искусством, которые счастливы. Пока он видит в этом больше рутины – как профессия забирает родителей из дома: неважно, ухожу ли я на спектакль или уезжает Максим на смену. Про высокое предназначение он пока понимает мало. Говорить о плюсах профессии, ее особенностях и прекрасных сторонах не приходится, – признается звездная мама.

Боярская уверяет, что Андрей уже бывал в театре, где она служит, смотрел несколько спектаклей и картин с ее участием, однако, он предпочитает не обсуждать мамины роли.

Ранее актриса рассказывала, что старший наследник растет активным мальчиком, любящим компьютерные игры, чтение книг и конструирование. Андрей также души не чает в младшем братишке и с удовольствием проводит с ним время. Но самое счастливое время для мальчишек, когда родители отменяют все рабочие планы и берут отпуск. По сложившейся традиции, Елизавета вместе с супругом и сыновьями отдыхает в январе и обычно семья выбирает экзотические острова. Для актрисы именно такой, «ленивый» отдых является идеальным.

Я предпочитаю отдых у моря, если нужно по-настоящему восстановиться, набраться сил, чтобы никто не беспокоил. Абсолютно тюлений режим: проснуться, позавтракать, сходить искупаться, позагорать, пообедать, опять позагорать и искупаться, поужинать и лечь спать. Вот это идеально, – говорит она.

Интересно, что летом звездное семейство предпочитает отдыхать на даче под Санкт-Петербургом, где прошло детство Елизаветы. Пока актриса занимается домашними делами, ее муж Максим Матвеев львиную часть времени посвящает работе по дереву и с большой любовью выпиливает для своих мальчишек уникальные игрушки, которые, по словам Боярской, уже стали настоящими семейными реликвиями.

Читайте также:  Звёзды, которые выглядят намного моложе своих лет

Стоит отметить, что Елизавета уже не раз говорила о том, что Матвеев – заботливый и любящий отец, с которым не страшно оставить детей. Он посвящает сыновьям максимум своего времени, но старается не слишком опекать их.

Каким бы ты ни был подкованным и уверенным в себе, все равно первый ребенок получает одно внимание, а второй – его, но…немного другого качества. Конечно, во втором случае ты более расслабленный, чего-то не делаешь, дабы избежать той же гиперопеки. Главное, что нужно понять: ребенок – личность с момента рождения. Ни в коем случае нельзя детям что-либо навязывать. У них настолько развита интуиция, что им надо доверять. Во всем. Но я отношусь нормально, к тому, что с Андрюхой, со старшим, я был таким, а с Гришаней – другим. Через это проходят все, и это меня успокаивает, – делился Максим секретами воспитания.

Елизавета Боярская

Биография

Елизавета Боярская приложила немало усилий, чтобы вырваться из тени знаменитого отца. Поначалу коллеги, едва заслышав фамилию актрисы, понимающе обменивались взглядами: они считали, что по умолчанию все заметные роли в проектах именитых режиссеров доставались Лизе благодаря звездному происхождению. Но вскоре убедились: Елизавета — самостоятельная единица из актерской династии Боярских.

Детство и юность

Родилась Лиза в Санкт-Петербурге в декабре 1985 года в семье двух народных артистов России — Михаила Боярского и Ларисы Луппиан. Елизавета — второй ребенок в семье: на момент появления дочери у четы подрастал 5-летний сын Сергей.

В доме царила творческая атмосфера, ведь дедушка с бабушкой, родители, дяди Лизы — все актеры. Брат Сергей Боярский появился на экране в 4 года, вторую роль в картине «Мушкетеры 20 лет спустя» Сережа сыграл в 12 лет. На него возлагали надежды и полагали, что сын пойдет их стопами и продолжит династию. Елизавета миром театра и кино не «заболела». Она увлеклась хореографией и 13 лет посвятила классическим и джазовым танцам. Девочка в подростковом возрасте окончила Санкт-Петербургскую школу моделей.

В 15 лет Боярская случайно оказалась на съемочной площадке: в квартире зазвонил телефон. У Лизы, снявшей трубку, на том конце провода поинтересовались, можно ли услышать Михаила Сергеевича, но знаменитый мушкетер был на съемках. Тогда голос в трубке предложил ей сыграть в кино. Она неожиданно для себя согласилась.

В триллере «Ключи от смерти» Боярская сыграла юную наркоманку Алису, дочь богатых родителей. Первая съемка не впечатлила ее, и желания стать актрисой не возникло.

В детстве Боярская не радовала родителей пятерками, но в старших классах взялась за учебу всерьез и с помощью репетиторов догнала и перегнала по успеваемости одноклассников. Она изучила английский и немецкий языки, полагая, что эти знания ей пригодятся в работе.

В школе Елизавета с легкостью организовывала праздничные и тематические вечеринки. Но будущая звезда кино приняла умение «делать праздник» за менеджерский талант: Боярская нацелилась на профессии PR-менеджера и журналиста.

Старшеклассница отправилась на подготовительные курсы университета, решив поступать на отделение «пиар» факультета журналистики. Но на курсах она поняла, что интерес к профессии улетучился. Зато на открытии учебного «Театра на Моховой» Лиза поймала себя на мысли, что время на сцене пролетает незаметно.

Родители не отговаривали дочь от решения поступать в театральный вуз, но честно предупредили о подводных течениях профессии. За несколько месяцев Елизавета Михайловна Боярская в авральном порядке подготовилась к экзаменам в академию театрального искусства (РГИСИ).

На вступительных экзаменах известная всей стране фамилия абитуриентке «помогла» тем, что ее спрашивали час, а не 10 минут, как остальных. Но Елизавета выдержала испытания и стала студенткой театрального вуза, была зачислена на курс народного артиста РФ и профессора Льва Додина.

Студентка Боярская оказалась одной из лучших на курсе: она получала президентскую стипендию. Диплом начинающей артистке вручили в 2007 году.

Театр

На подмостки Малого драматического театра Елизавета Боярская вышла в студенческие годы. В спектакле наставника Льва Додина «Король Лир» девушка сыграла Гонерилью. Работа юной артистки так впечатлила театральных критиков, что Боярскую наградили престижной театральной премией «Золотой софит».

После окончания учебы Елизавету приняли в труппу Малого драмтеатра (Театра Европы). Она сыграла Гурьевну в спектакле «Блажь», Женю в постановке по роману В. Гроссмана «Жизнь и судьба», Розалину в шекспировских «Бесплодных усилиях любви» и Доротею в «Прекрасном воскресенье для разбитого сердца» по пьесе Теннесси Уильямса.

Сегодня Елизавета Боярская — прима Театра Европы. В 2014-м она сыграла Варю в постановке «Вишневый сад», а спустя год театралы наслаждались игрой актрисы в спектакле «Братья и сестры», где она появилась в образе Варвары Иняхиной.

Приглашали артистку и в другие театры Петербурга. В продюсерском центре «Арт-Питер» Елизавета Боярская сыграла Роксану в антрепризе «Сирано де Бержерак». Ее партнером по сцене оказался Сергей Безруков, которому досталась роль Сирано.

А в 2013 году артистка вышла на сцену Московского театра юного зрителя, сыграв Катерину Измайлову в спектакле «Леди Макбет нашего уезда», поставленном режиссером Камой Гинкасом. За блестящее перевоплощение и мастерство Боярскую наградили престижной театральной премией «Хрустальная Турандот».

В 2016 году за работу в театре Елизавета Боярская получила премию имени Владислава Стржельчика.

В 2019 году в Москве, на Фестивале искусств «Черешневый лес» состоялась премьера постановки «Дядя Ваня» по произведению Антона Павловича Чехова. Режиссером стал Стефан Брауншвейг, и это был его первый опыт сотрудничества с русским театром. Боярскую, которая играет Елену Андреевну, поразила бережность руководителя к каждому слову в тексте. Отклонения были только в несколько вольной интерпретации сценографии и костюмов.

В 2020 году Елизавета в компании Евгения Миронова, Анатолия Белого, Юлии Пересильд и других актеров труппы представили спектакль «Дядя Ваня» в парижском театре «Одеон».

Маша и Ирина в спектакле «Три сестры», Офелия в «Гамлете», Катерина Верховцева в «Братьях Карамазовых» — неполный список постановок, в которых занята Елизавета в МДТ.

Фильмы

Кинематографическая биография Боярской, как и театральная, не менее успешна. Как и большинство коллег, Лиза начинала с эпизодов. Она появилась на экранах в сериалах «Агент национальной безопасности – 3», «Кобра: Антитеррор», «Демон полдня». С 2004 года предложения от режиссеров поступали регулярно. В этом году Боярская снялась в немецко-итальянской драме «Бункер» режиссера Оливера Хиршбигеля, сыграв медсестру Эрну.

Прорыв случился в 2005 году. Елизавета примерила образ безнадежно влюбленной девушки в военной драме «Первый после Бога». По сценарию ее героиня Танька влюблена в капитана подводной лодки Маринина, которого сыграл Дмитрий Орлов. В ленте появились Владимир Гостюхин, Виктор Сухоруков, Нина Русланова и Юрий Степанов. За работу в драме Лиза в 2006 году стала лауреатом премии «MTV Россия»: актриса попала в номинацию «Прорыв года».

История жизни и любви полярного исследователя, учёного, адмирала и Верховного Правителя Сибири – Александра Васильевича.

В том же году Боярская сыграла Франсуазу Фаберже в драматической ленте «Своя чужая жизнь». Работа в исторической картине так понравилась артистке, что она призналась в любви к костюмированным проектам. Елизавета говорила, что чувствует себя несовременным человеком, персонажи из прошлого или позапрошлого веков ей ближе, чем современницы.

В 2006 году актриса появилась на экранах в мелодраме Аллы Суриковой «Вы не оставите меня». На съемочной площадке проекта дочь встретилась с отцом. Перевоплотиться в героиню ленты Верочку оказалось непросто: она — взбалмошная особа, которая постоянно то хохочет, то впадает в истерику и обливается слезами. Лиза призналась, что ей для вхождения в образ постоянно приходилось «накручивать» себя. А еще актрисе пришлось из брюнетки превратиться в рыжую, но Боярская утверждает, что ради интересной роли готова и перекрашиваться, и бриться наголо, и поправиться на несколько килограммов.

В мелодраме «Вы не оставите меня» Елизавета Боярская сыграла откровенную постельную сцену с Александром Балуевым. В проекте снимались Сергей Никоненко и Елена Сафонова.

В том же 2006-м артистка появилась в лентах «Грозовые ворота», «Юнкера» и «Парк советского периода», но громкий успех Боярской принесла роль в новогодней мелодраме «Ирония судьбы. Продолжение» режиссера Тимура Бекмамбетова. Партнерами Лизы по фильму оказались Константин Хабенский и Сергей Безруков.

Елизавета Боярская в сериале «Анна Каренина»

Исполнительница уверена, что ее Надя из «Иронии судьбы. Продолжение» — это идеал современной петербургской девушки, уверенной в себе, гордой и «негламурной».

Несмотря на любовь к костюмированным историческим проектам, Елизавета Боярская отказалась от роли дочери д’Артаньяна Жаклин в приключенческой трагикомедии «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини». В образе Жаклин появилась Лянка Грыу.

Дело в том, что в том году Елизавета снималась в блокбастере Андрея Кравчука «Адмиралъ». В фильме о выдающемся офицере военно-морского флота, адмирале Александре Колчаке, Боярская сыграла его возлюбленную — Анну Тимиреву. За эту работу артистка стала лауреатом премии «MTV Россия» как исполнительница лучшей женской роли.

В 2009 году имя Елизаветы Боярской внесли в топ-50 знаменитых людей Санкт-Петербурга.

После оглушительного успеха драмы «Адмиралъ» Лиза прочно заняла звездную нишу на киноолимпе России. На экраны каждый год выходили 2–3 проекта с ее участием.

«Ни за что не буду актрисой! Это все равно, что прилюдно раздеваться»: как Лиза Боярская стала популярнее отца

20 декабря 2020 года – день рождения у Елизаветы Боярской, одной из самых популярных и ярких актрис российского театра и кино. Ей исполняется 35 лет. А ведь идти по стопам звездных родителей Лиза совсем не планировала. Рассказываем, какой путь прошла Лиза к счастью и славе, и какие знаменитые мужчины сыграли важные роли в ее жизни: реальной и экранной.

Лиза Боярская и Михаил Боярский

Елизавета Боярская родилась 20 декабря 1985 года в звездной актерской семье Михаила Боярского и Ларисы Луппиан. Лариса Регинальдовна после рождения детей (у Лизы есть старший брат Сергей) почти полностью ушла в семью, снималась мало, а вот Михаил Сергеевич был на пике популярности. Он уже был главным Д’Артаньяном страны (фильм «Три мушкетера» вышел в 1979-м), в 1987 поклонниц у него еще прибавилось после роли неподражаемого шевалье Де Брильи в «Гардемаринах, вперед!» Но как раз слава отца маленькой Лизе ужасно не нравилась. Она не раз вспоминала, что стоило всей семьей выйти из дома на прогулку, как Д’Артаньяна обступали поклонницы, оттесняя дочку подальше.

” target=”_blank” rel=”nofollow”> Маленькая Лиза Боярская на руках у папы. Фото: личный архив.

«Ни за что не буду актрисой. Не хочу, как вы, быть все время на виду, выставлять свои чувства и эмоции напоказ. Это все равно, что постоянно прилюдно раздеваться», — говорила Боярская.

При этом, несмотря на славу и признание, сам Михаил Боярский, по словам Лизы, очень ранимый и добрый человек. Именно он привил детям такие важные ценности, как честность и справедливость. По словам Боярской они очень похожи с отцом в своей безотказности. «Я и папа не умеем говорить «нет», — призналась Лиза в одном из интервью «КП». — Только недавно научилась отказывать людям. Мне всегда казалось, что я могу обидеть человека. Например, опаздываю на самолет, а ко мне подходит поклонник и просит сделать фото или дать автограф. У папы тоже есть такая черта, он очень деликатный».

” target=”_blank” rel=”nofollow”> Лиза в школе. Фото: bojarskaja.ru

Сам же Боярский не раз говорил, что хотел бы, чтобы дочка занималась семьей и детьми. И он гордится не ее ролями в кино или театре, а тем, что она состоялась как мама. «Да никакой (ролью) не горжусь. Что мне гордиться? Пускай сама разбирается со своей судьбой, профессией. Она получила то, что хотела. Я просто очень рад, что у нее двое детей, и что рано или поздно она поймет, что все, чем она занималась, — это романтическая юность», — сказал Боярский в интервью YouTube-шоу «А поговорить?»

” target=”_blank” rel=”nofollow”> Лиза с отцом. Фото: архив «КП».

Лиза и правда не собиралась идти по стопам родителей. В школе она занималась хореографией, ходила в модельную школу. Первую свою роль в кино Лиза сыграла в 15 лет — юную наркоманку Алису, дочь богатых родителей в триллере «Ключи от смерти». Но и после этого не загорелась кино, а поступать собиралась на журналистику и PR. Передумала буквально за несколько месяцев до экзаменов. По словам Елизаветы, однажды она пришла на открытие учебного театра вместе со своей мамой. Студенты вдохновили ее пойти в театральное.

“Ключи от смерти”.” target=”_blank” rel=”nofollow”> Первая роль Боярской. Фото: кадр из фильма «Ключи от смерти».

Лиза Боярская и Лев Додин

Это не помешало покорить приемную комиссию с первого раза. На вступительных экзаменах Лиза читала монолог Элен Безуховой из «Войны и мира». Причем, сначала по-русски, а потом, по просьбе экзаменаторов, по-английски. А еще пела «Только шелковое сердце не пылает и не болит» Паскаля и песню Аэросмит из «Армагеддона» (I Don’t Want to Miss a Thing). В общем «армагеддон» для комиссии был полный – талантливую абитуриентку не могли не взять в театральную академию. Она училась на курсе выдающегося режиссера Льва Додина. Лиза потом не раз в своих интервью говорила, что это ее главная творческая удача – что она попала на курс великого мастера. Он набирал студентов именно в тот год, когда Боярская закончила школу, при том, что до этого в течение десятилетий он не набирал курс и после не взял ни одного ученика. По словам Лизы, если бы не Додин, то ее актерская судьба сложилась бы совершенно иначе.

” target=”_blank” rel=”nofollow”> Лев Додин и Лиза Боярская. Фото: Виктор Васильев / bojarskaja.ru

Правда, Лизе понадобилось немало времени, чтобы из «дочки Боярского» превратиться в Елизавету Боярскую, заслуженную артистку России. И сегодня в среде молодежи уже говорят: «Михаил Боярский? А, так это отец Лизы Боярской!» Да и поисковики по запросу этой звездной фамилии в первую очередь выдадут вам Лизу, а уже во вторую – Михаила Сергеевича.

Лиза Боярская и Данила Козловский

Вместе с главным красавчиком страны – актером Данилой Козловским Боярская училась на одном курсе. В одном из интервью она вспоминала, как они впервые встретились на вступительных экзаменах, и Козловский отплясывал перед приемной комиссией «Яблочко». В итоге на одном курсе они проучились пять лет и даже крутили бурный роман. Но поговаривают, Михаил Боярский не одобрял увлечение дочери, в итоге ребята расстались. Но теплые отношения сохранили, они вместе играют в Театре Европы («Коварство и Любовь», «Вишневый сад»), и до сих пор при любом удобном случае снова возникают слухи об их романе.

” target=”_blank” rel=”nofollow”> Спектакль «Коварство и любовь». Фото: www.mdt-dodin.ru

Так, например, случилось после выхода фильма «Статус свободен» в 2015 году. В нем Боярская и Козловский сыграли бывших любовников, которые пытаются спасти свои чувства. Причем на съемки в этой картине Боярская согласилась, даже не читая сценария, потому что Козловский предложил. На премьере фильма Лиза активно позировала фотографам в обнимку с Данилой, мимо чего таблоиды пройти, конечно, не могли. Но Елизавета быстро опровергла слухи.

Лиза Боярская и Максим Матвеев

Но ни к Козловскому, ни к какими другим красавчикам, по словам Лизы, ее муж Максим Матвеев не ревнует. Да он и сам даст фору любому. Эта пара, пожалуй, один из самых образцовых и красивых звездных союзов. Их история, как это часто бывает в актерской среде, тоже началась с романа в кино. В фильме «Не скажу» Максим и Лиза сыграли пару на грани расставания. Но оказалось, что у самих ребят все только начиналось, их живые чувства друг к другу в фильме видны невооруженным глазом с первых кадров. Но о том, как развивались отношения, они распространяться не любят. Максим в то время был женат на актрисе Яне Сексте, с которой в итоге развелся из-за новой возлюбленной, а 28 июля 2010 года пара поженилась.

” target=”_blank” rel=”nofollow”> Журналистам удалось «подглядеть» свадьбу Боярской и Матвеева. Фото: Тимур Ханов.

Правда, свадьба у актеров была очень скромная и таинственная. Никаких огромных списков гостей, роскошных ресторанов и гламурной шумихи. В ЗАГС ребята приехали тайком, скрываясь от журналистов. Вместо белого платья и фрака на них были одинаковые белые футболки и джинсы. Молодожены быстро расписались и отправились праздновать с самыми близкими.

” target=”_blank” rel=”nofollow”> Максим и Лиза. Фото: Борис Кудрявов.

В этом году они отметили оловянную свадьбу – 10 лет брака. «И….. сегодня ровно 10 лет со дня нашей с @maxim_matveev_ свадьбы! Если бы мне дали ещё 100 жизней, в каждой из них я бы хотела быть твоей женой! Люблю» — призналась в очередной раз в своих чувствах мужу Лиза и сделала пост в своем Инстаграме.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: