Кселода: эффективное оружие в борьбе с раком

Кселода

Состав

В состав таблеток входит активный компонент капецитабин.

Дополнительные составляющие: лактоза, гипромеллоза, натрия кроскармеллоза, гипромеллоза, магния стеарат, МКЦ.

Оболочка состоит из: Опадрай персика Ys-1-17255-A, талька, титана диоксида, железа оксида жёлтого и красного.

Форма выпуска

Выпускается Кселода в форме таблеток, покрытых оболочкой, расфасованных в блистеры по 10 штук. Таблетки 150 мг помещены в пачки по 6 блистеров, лекарство 500 мг – по 12 блистеров. Кроме того, возможна упаковка во флаконы, по 60 и 120 таблеток, соответственно.

Фармакологическое действие

Для Кселоды характерно противоопухолевое действие.

Фармакодинамика и фармакокинетика

Основное вещество препарата – капецитабин, является производным фторпиримидина карбамата и пероральным цитостатиком, способным активироваться в опухоли, проявляя значительный селективный цитотоксический эффект. При этом цитотоксическое действие характерно метаболитам этого вещества.

Благодаря последовательной ферментной биотрансформации капецитабина в 5-ФУ, создаются повышенные концентрации вещества, которые обнаруживаются в опухоли, а не в окружающих её здоровых тканях. В результате сложного механизма действия, препарат оказывает влияние на вредоносные клетки, подавляя их дальнейшее развитие.

Внутри организма капецитабин подвергается быстрому и полноценному всасыванию. Затем он трансформируется в метаболиты: 5′-дезокси-5-фторуридин (5′-ДФУР) и 5′-дезокси-5-фторцитидин (5′-ДФЦТ). Употребление еды может снизить всасываемость капецитабина, но не оказывает особого влияния на метаболиты. Максимальная концентрация выявляется спустя 1,5-3,5 часа.

Метаболизм препарата происходит преимущественно в печени, после чего образуются метаболиты, которые и оказывают влияние на поражённые участки.

Выведение из организма осуществляется в виде метаболитов в составе мочи, кала и небольшая часть в неизменной форме.

Показания к применению

Как правило, Кселода назначается:

  • в комбинированной терапии с доцетакселом метастатического или местно-распространённого рака молочной железы, если химиотерапия оказывается неэффективной, включающая препарат из антрациклинового ряда таксанов, а также при противопоказаниях к лечению антрациклинами;
  • для адъювантной терапии рака толстой кишки;
  • в терапии первой линии метастатического колоректального рака, а также распространённого рака желудка.

Противопоказания к применению

Воздержаться от приёма данного препарата следует при:

  • гиперчувствительности к капецитабину и прочим производным фторпиримидина, другим компонентам препарата;
  • установленном дефиците дигидропиримидин дегидрогеназы;
  • одновременном приёме соривудина, а также его структурных аналогов;
  • тяжёлой почечной недостаточности;
  • лактации, беременности;
  • возрасте меньше 18 лет;
  • несовместимости с другими компонентами комбинированной терапии.

Соблюдение осторожности требуется при:

  • ИБС;
  • возрасте пациентов от 60 лет;
  • одновременном лечении пероральными антикоагулянтами.

Побочные эффекты Кселоды

При лечении Кселодой могут развиваться побочные эффекты, отличающиеся большим многообразием. Обычно они отмечаются в виде: диареи, стоматита, тошноты, рвоты, ладонно-подошвенного синдрома, сильной утомляемости, слабости, заторможенности, сонливости.

Возможно развитие нарушений, связанных с деятельностью системы пищеварения, состоянием кожных покровов и придатков, нервной, дыхательной, костно-мышечной, сердечно-сосудистой и других систем.

Не исключены отклонения в работе органов чувств, системы кроветворения, развитие инфекционных осложнений, изменения лабораторных показателей.

К прочим побочным действиям можно отнести: лихорадку, дегидратацию, понижение массы тела, заторможенность, болевые ощущения в спине.

Инструкция по применению Кселоды (Способ и дозировка)

Инструкция по применению Кселоды указывает, что препарат предназначен для приёма внутрь, желательно в течение получаса после употребления еды, запивая водой.

При монотерапии колоректального рака, рака толстой кишки и молочной железы стандартная суточная дозировка препарата составляет 1250 мг к 2 разовому приёму – утром и вечером. Лечение выполняют на протяжении 3 недель, затем делают перерыв на 7 дней.

Назначение препарата в комбинированной терапии требует особого подхода, строгого учёта совместимости лекарственных средств, особенностей течения заболевания и организма пациента.

Передозировка

В случае передозировки могут развиваться симптомы, проявляемые в виде диареи, тошноты, рвоты, воспаления слизистой оболочки, кровотечений или раздражения ЖКТ, угнетения деятельности костного мозга.

При этом лечение включает терапевтические и поддерживающие процедуры, позволяющие устранить клинические симптомы и предупредить развитие осложнений.

Взаимодействие

Назначение Кселоды в сочетании с антикоагулянтами кумаринового ряда, например: Варфарином и Фенпрокумоном, может оказывать негативное влияние на свёртывание крови, вызывая кровотечения.

Рекомендуется соблюдать осторожность при одновременном лечении с субстратами цитохрома Р450.

Сочетание с Фенитоином может повысить его концентрацию в составе плазмы крови. Поэтому требуется регулярный контроль показателей крови.

Кальция Фолинат значительного воздействия на фармакокинетику капецитабина или метаболитов не оказывает, но не исключено усиление токсического эффекта, так как возможно его влияние на их фармакодинамику.

Комбинации с Соривудином или его аналогами вызывают клинически значимое взаимодействие с метаболитами, способное вызвать фатальное усиление токсичности фторпиримидинов. По этой причине между приёмами данных препаратов необходимо сделать перерыв не менее 4 недель.

Условия продажи

В аптеках Кселоду можно приобрести только по рецепту специалиста.

Условия хранения

Для хранения этого препарата требуется прохладное место, недоступное детям.

Кселода: эффективное оружие в борьбе с раком

Кселода (капецитабин) на сегодняшний день практически полностью вытеснила

5-фторурацил из режимов, в которых он применялся традиционно (рак толстой и прямой кишки, рак желудка) и утвердился в качестве одного из основных препаратов в лечении рака молочной железы. При онкологических заболеваниях, для которых не разработаны твердые стандарты химиотерапии, но для лечения которых используют 5-фторурацил (рак поджелудочной железы, рак пищевода, рак в области головы и шеи), Кселода, скорее всего, также вытеснит его из привычных комбинаций.

В 2007 г. опубликованы результаты трех исследований, оценивавших эффективность комбинации оксалиплатина и Кселоды в сравнении с режимами оксалиплатин + длительные инфузии 5-фторурацила. В первом исследовании, № 16966 [1], имевшим 2 і 2 дизайн (была оценена химиотерапия XELOX: оксалиплатин 130 мг/м 2 и Кселода 2000 мг/м 2 /день ± бевацизумаб 7,5 мг/кг в 1–14-й дни каждые 3 недели, и FOLFOX-4: оксалиплатин 85 мг/м 2 в

1-й день, лейковорин 200 мг/м 2 2 часа, 5-фторурацил 400 мг/м 2 струйно и

5-фторурацил 600 мг/м 2 , 22-часовая инфузия в 1-й и 2-й дни каждые 2 недели + бевацизумаб 5 мг/кг). При сравнительной оценке показаны сходные результаты лечения XELOX ± бевацизумаб и FOLFOX-4 ± бевацизумаб в отношении частоты и длительности эффекта.

Кроме того, опубликованы окончательные данные немецкой AIO-группы [2], проводившей рандомизированное исследование режима FUFOX (оксалиплатин 50 мг/м 2 ± лейковорин 500 мг/м 2 + 5-фторурацил 2600 мг/м 2 в виде 22-часовой инфузии еженедельно в 1-й, 8, 15 и 22-й дни, 2 недели перерыва) и CAPOX (оксалиплатин 70 мг/м 2 в 1-й и 8-й дни и Кселода 2000 мг/м 2 /день в 1–14-й дни, 1 неделя перерыва) у 474 больных распространенным колоректальным раком. Исследование показало равную эффективность этих режимов. Общий эффект составил 54 и 48 %, время до прогрессирования – 8,0 и 7,1, общая выживаемость – 18,8 и 16,8 месяца соответственно. При использовании режима CAPOX отмечена большая частота ладонно-подошвенного синдрома II–III степени.

Испанские авторы в сходном по дизайну исследовании оценили режим FUOX (оксалиплатин 85 мг/м 2 каждые 2 недели, 5-фторурацил 2250 мг/м 2 в виде 48-часовой инфузии еженедельно 6 недель, 2 недели перерыва) и XELOX (оксалиплатин 130 мг/м 2 и Кселода 2000 мг/м 2 /день в 1–14-й дни каждые 3 недели) у 348 больных [3]. Показана также равная эффективность сравниваемых режимов: общий эффект – 37 и 46 %, время до прогрессирования – 8,9 и 9,5, общая выживаемость – 18,1 и 20,1 месяца соответственно.

В целом обоснованность продолжения применения фторпиримидинов у больных с прогрессированием на фоне терапии 1-й линии показана давно. В отношении режимов с Кселодой это было продемонстрировано в рандомизированном исследовании с участием 43 больных при ее применении в режимах XELOX или XELIRI [4]. В 1-й линии больные получали стандартные режимы FOLFOX или FOLFIRI, при прогрессировании после FOLFIRI – XELOX (оксалиплатин 130 мг/м 2 и Кселода 2000 мг/м 2 /день в 1–14-й дни каждые 3 недели), после FOLFOX – XELIRI (иринотекан 240 мг/м 2 + Кселода 2000 мг/м 2 /день в 1–14-й дни каждые 3 недели). В результате контроль болезни (ЧР + СТ) был отмечен в 28 и 33,3 % случаев соответственно, медиана времени до прогрессирования составила 3,4 и 4,1, общая выживаемость – 10,3 и 11,2 месяца. Основные побочные эффекты лечения отражены в табл. 1.

Режимы оказались одинаково эффективными. Частота нейтропении была несколько выше при использовании комбинации с иринотеканом.

Хирургия метастазов в печень в настоящее время испытывает настоящий подъем, поэтому при изолированном поражении печени все больше оснований говорить о неоадъювантной химиотерапии, приводя химиотерапию в соответствие с критериями этого понятия (низкая токсичность, высокая эффективность, влияние проводимой химиотерапии на частоту послеоперационных осложнений и т. д.)

Watkins D.J. и соавт. [5] провели исследование у 129 больных с изолированными метастазами в печень, стратифицировав их по 3 признакам: нерезектабельные, потенциально резектабельные и резектабельные. Признаки, различающие потенциально резектабельные и нерезектабельные метастазы, авторы не указывают. Все больные получали стандартный режим XELOX (1-я линия): четыре курса с последующей оценкой, далее или операция, или еще четыре курса. Критериями эффективности были частота эффекта, время до прогрессирования и общая выживаемость. Из побочных эффектов III–IV степени отмечены диарея (14 %), нейтропения (7,8 %), периферическая нейропатия (2 %). Случаев послеоперационной летальности не отмечено. Медиана наблюдения составила 19,3 месяца. Результаты исследования представлены в табл. 2.

Исследование интересно не только тем, что показало абсолютную применимость комбинации Кселоды и оксалиплатина как неоадъювантного режима, но и тем, что ставит новые вопросы методологии таких исследований.

Ранее опубликованное исследование интенсивного режима FOLFOXIRI (оксалиплатин/иринотекан/5-ФУ/ лейковорин) получило продолжение у той же группы исследователей с заменой 5-ФУ/лейковорин Кселодой [6]. Ко времени публикации в исследование включены 33 больных. Рекомендованные дозы препаратов: Кселода 2000 мг/м 2 /день в 1–7-й дни, оксалиплатин 85 мг/м 2 , иринотекан 165 мг/м 2 каждые 2 недели.

  • диарея 17 %;
  • нейтропения 26 %;
  • тромбоцитопения 9 %.

Из 21 оцененного больного отмечено 15 (74 %) частичных ремиссий, 3 стабилизации. При медиане времени наблюдения 10,3 месяца медиана времени до прогрессирования составила 9 и более месяцев. Медиана общей выживаемости не достигнута. Исследование интересно с точки зрения неоадъювантного режима, но, на наш взгляд, этот подход требует дальнейшего изучения (с точки зрения безопасности в первую очередь).

При местно-распространенном раке прямой кишки (T3-4 и/или N+) сочетание иринотекана 50 мг/м 2 еженедельно и Кселоды 1000 мг/м 2 /день в 1–38-й дни с лучевой терапией (45 Гр) позволило выполнить R-резекцию у 100 % больных. Опухолевых клеток не выявлено у 15 %, а единичные – у 26 % больных. Из 34 больных (Т3-4 или N+) при наблюдении в течение 28 месяцев только у одного отмечен локальный рецидив и у пяти развились отдаленные метастазы [7].

Рак молочной железы

При раке молочной железы Кселода заняла прочное место как в лечении распространенных стадий, так и в неоадъювантных режимах. Lybaert W. и соавт. провели исследование, в котором больные местно-распространенным раком молочной железы (T4 и/или N2-3) получали Доцетаксел 36 мг/м 2 в 1-й и 8-й дни и Кселоду 1800 мг/м 2 /день в 1–14-й дни каждые 3 недели [8]. При HER-2/neu положительном статусе больные получали герцептин в 3-недельном режиме. В исследование включена 71 больная (46 больных HER-2/neu негативных – только химиотерапия, 25 HER-2/neu позитивных – химиотерапия + герцептин). Эффективность в группе химиотерапии составила 91 %, в группе химиотерапия + герцептин – 100 %. После выполнения операции полная морфологическая ремиссия отмечена у 9 и 45 % соответственно. Комбинация Кселоды, доцетаксела и герцептина у больных с положительным HER-2/neu статусом оказалась высокоэффективной. У HER-2/neu негативных больных, возможно, эффективность будет выше при включении в схему лечения ингибиторов неоангиогенеза (например, бевацизумаба).

Сравнительное исследование Кселоды и доцетаксела, а также режима АС у 209 больных раком молочной железы II–III стадии с N+ проведено Lee K.S. и соавт. [9]. Больные получали сначала четыре курса предоперационной химиотерапии, далее – четыре курса после операции с перекрестом химиотерапии. Полная морфологическая ремиссия отмечена в 21 и 10 % случаев, частота полной и частичной ремиссии – в 84 и 65 % соответственно. При наблюдении в течение 37 месяцев различий в безрецидивной выживаемости не отмечено, однако она была значимо выше при использовании режима Кселода и доцетаксел (р = 0,025) в подгруппе больных с полной морфологической ремиссией в регионарных лимфоузлах. Villman K. и соавт. [10] оценили эффективность тройной комбинации Кселода 2000 мг/м 2 /день в 1–4-й дни, цисплатин 60 мг/м 2 в 1-й день и эпирубицин 60 мг/м 2 в 1-й день каждые 3 недели у 48 больных местно-распространенным раком молочной железы (у 17 % больных отечно-инфильтративная форма). Больные получали четыре курса химиотерапии и далее операцию. У 74 % больных установлен объективный эффект (в т. ч. у 13 % полный). Полная морфологическая ремиссия наблюдалась у 19 % больных. Число больных с HER-2/neu положительным статусом в этом исследовании не указано.

Ранее во многих работах была показана высокая эффективность комбинации Кселоды и винорелбина, которая изучалась в исследовании с участием 55 больных с отрицательным HER-2/neu статусом в 1-й линии химиотерапии (полностью пероральная комбинация) [11]. Больные получали винорелбин 60 мг/м 2 (если после первого курса не наблюдалось токсичности, то далее 80 мг/м 2 ) в 1-й и 8-й дни и Кселоду 2000 мг/м 2 в 1–14-й дни, 1 неделя перерыва.

Из токсичности III–IV степени отмечены нейтропения (44 %), фебрильная нейтропения (7 %), стоматиты (7 %). Эффективность режима составила 44 %, однако данных о медиане времени до прогрессирования и медиане общей выживаемости не представлено. В целом складывается впечатление о достаточно высокой эффективности этого режима.

Тот же режим с добавлением герцептина в еженедельном режиме у 34 HER-2/neu положительных больных изучен в 1-й линии терапии [12]. Из токсичности III–IV степени отмечены нейтропения (65 %), фебрильная нейтропения (9 %), стоматиты (7 %). Эффективность составила 71 %.

Применение Кселоды в 3-й линии химиотерапии рака молочной железы к настоящему времени хорошо изучено. Комбинация Кселоды и митомицина С обладает потенциальным синергизмом за счет повышения активности тимидин фосфорилазы под влиянием митомицина С. Maisano К. и соавт. оценили эффективность комбинации Кселоды 1000 мг/м 2 /день во 2–15-й дни каждые 3 недели и митомицина С 10 мг/м 2 каждые 6 недель у 55 больных с распространенным раком молочной железы, резистентных к таксанам и антрациклинам [13]. Общая эффективность режима составила 38 %, у 5 % пациентов наблюдалась полная ремиссия.

После опубликования результатов исследования цисплатин + Кселода против цисплатин + длительные инфузии 5-фторурацила [14], в котором частота объективного эффекта была достоверно выше у получавших капецитабин (41 против 29 %; р =0,03) при равных медианах времени до прогрессирования (5,6 и 5 месяцев) и общей выживаемости (10,5 и 9,3 месяца), Кселода была включена в рекомендации в качестве полноценной замены длительных инфузий 5-фторурацила.

Удобство применения Кселоды, известный синергизм с препаратами платины и таксанами определяют актуальность исследования ее новых режимов.

Исследование Sym S. и соавт. [15] посвящено неоадъювантному применению комбинации цисплатин 60 мг/м 2 + доцетаксел 60 мг/м 2 в 1-й день + Кселода 1875 мг/м 2 /день в 1–14-й дни у больных с неоперабельным местно-распространенным раком желудка (местное распространение, метастазы в брюшину и забрюшинные лимфоузлы). Больные получали от трех до шести курсов химиотерапии, после чего выполнялась операция. В исследование были включены 49 больных. Из них у 3 % выполнена операция и у 63 % – R-резекция. Последняя была возможна у 71 % пациентов с Т4, 70 % с вовлечением парааортальных лимфоузлов и только у 42 % с поражением брюшины. После наблюдения продолжительностью 18,2 месяца медиана выживаемости составила 19 и безрецидивная выживаемость 11,6 месяца. У больных, которым удалось выполнить R-резекцию, эти показатели составили 33,4 и 18,2 месяца соответственно. Проведение неоадъювантной химиотерапии может улучшить результаты лечения.

В настоящее время проводятся исследования адъювантной химиолучевой терапии рака желудка. В исследовании I–II фаз Jansen E.P. и соавт. [16] оценили переносимость Кселоды 1300–2000 мг/м 2 /день в 1–5-й дни еженедельно во время лучевой терапии (45 Гр) у 64 больных с радикально оперированным раком желудка. Показано, что в сочетании с лучевой терапией в указанном режиме может безопасно использоваться максимальная доза Кселоды – 2000 мг/м 2 /день.

При распространенном раке желудка у 55 больных изучен режим Кселода 3500 мг/м 2 /день в 1–7-й дни и иринотекан 130 мг/м 2 каждые 2 недели [17]. Общая эффективность режима составила 43, 6 %, медиана времени до прогрессирования – 5,0, общая выживаемость – 11, медиана длительности эффекта – 6 месяцев. Токсичность III–IV степени проявлялась нейтропенией у 21,8 % больных, диареей у 7,2 % больных. Исследование поднимает вопрос об эффективной дозе Кселоды в составе комбинаций.

Читайте также:  Высокая результативность диагностической процедуры МРТ плечевого сустава

Рак поджелудочной железы

Рандомизированное исследование (Herrmann R. и соавт. [18]) по сравнению эффективности гемцитабина и комбинации гемцитабина и Кселоды (гемцитабин 1000 мг/м 2 30 минут еженедельно 7 недель, далее 1-й ,8-й, 15-й дни, 2 недели перерыва, или гемцитабин 1000 мг/м 2 в 1-й и 8-й дни, 2 недели перерыва, + Кселода 1300 мг/м 2 /день в 1–14-й день, 1 неделя перерыва). В исследование были включены 319 больных. Общая выживаемость составила 7,2 и 8,4 месяца (р = 0,234). Однако значительное преимущество комбинации перед монотерапией (10,1 и 7,4 месяца соответственно; р = 0,014) продемонстрировано при оценке больных со статусом Карновского 80–100. Достаточный интерес вызывают исследования комбинаций 2-й линии.

Режим доцетаксел и Кселода признан синергичным. Оба препарата демонстрируют активность при раке поджелудочной железы. Blaya M. и соавт. [19] оценили эффективность этого режима во 2-й линии химиотерапии. Больные получали Кселоду 1600 мг/м 2 /день в 1–14-й дни, 1 неделя перерыва, и доцетаксел 30 мг/м 2 в 1-й и 8-й дни. В исследование включены 22 пациента. Эффективность режима составила 12,5 %. Не отмечено прогрессирования после 2 курсов у 70,8 % больных, снижение СА 19-9 более чем на 50 % наблюдалось у 45 % больных.

Рак в области головы и шеи

Рак в области головы и шеи – заболевание, в лечении которого 5-фторурацил в сочетании с препаратами платины, а в последнее время и с таксанами, является основой терапии. Применение Кселоды в этой связи выглядит более чем обоснованно.

При местно-распространенном неоперабельном раке в области головы и шеи Allen J.W. и соавт. [20] оценили комбинацию цисплатина 100 мг/м 2 в 1-й и 29-й дни + Кселода 900 мг/м 2 / день в 5-й день в неделю в период лучевой терапии (70 Гр по 2 Гр) у 12 больных. У 9 больных отмечен полный, у 2 – частичный эффект. При наблюдении в течение 21 месяца медиана времени до прогрессирования и общей выживаемости не была достигнута.

Gil-Negrete A. и соавт. [21] оценили эффективность комбинации Кселоды и доцетаксела у 33 больных с местным рецидивом или метастатическим плоскоклеточным раком в области головы и шеи (90 % больных ранее получали лучевую терапию, из них 30 % одновременно с химиотерапией). Больные получали доцетаксел 75 мг/м 2 в 1-й день и капецитабин 1900 мг/м 2 /день в 2–14-й дни каждые 3 недели.

Полная ремиссия отмечена у 7,7 % пациентов, частичная – у 38,5 %. Медиана времени до прогрессирования составила 5,3, медиана продолжительности жизни – 9,9 месяца.

Таким образом, и при этом заболевании Кселода должна вытеснить длительные инфузии 5-фторурацила как в сочетании с лучевой терапией, так и при лечении распространенной болезни.

Комбинация Кселоды и оксалиплатина (XELOX) [22] была исследована в 1-й линии у 51 больного местно-распространенным раком пищевода. Общая эффективность режима составила 39 %, медиана общей выживаемости – 8 месяцев, годичная выживаемость – 26 %. Токсичность была умеренной.

Meluch A.A. и соавт. [23] оценили эффективность комбинации Кселода 2000 мг/м 2 /день в 1–7-й, 15–21-й, 29–35-й дни, доцетаксел 20 мг/м 2 + оксалиплатин 40 мг/м 2 еженедельно 5 недель на фоне лучевой терапии (45 Гр). Операция выполнялась через 4–8 недель. Оценены 38 больных. Общий эффект наблюдался у 58 % больных (у 4 – полный эффект, 18 – частичный). Тем не менее полная морфологическая ремиссия после операции была отмечена у 65 % больных (17 из 26 оперированных больных). При медиане наблюдения в течение 16 месяцев годичная безрецидивная и общая выживаемость составили 58 и 64 % соответственно. Медиана времени до прогрессирования и общей выживаемости не была достигнута.

В заключение можно отметить, что Кселода эффективно и безопасно применяется при многих злокачественных заболеваниях как в монотерапии так и в комбинациях.

Кселода – поможет ли при лечении рака?

Исследования ученных подтвердили возможность использования в качестве средства первой линии терапии различных видов рака перорального химиотерапевтического препарата Кселода. Благодаря полученным результатам, больные получили возможность лечения рака высокоэффективным и удобным в применении средством терапии.

Для того, чтобы максимально повысить шансы на успех, в первую очередь необходимо убедиться в правильности поставленного диагноза в ходе комплексного обследования организма. После того, как диагноз будет поставлен с максимальной точностью, будет разработана индивидуальная программа лечения.

Отправьте заявку с сайта или позвоните по телефонам: +7 499 322 72 42 (в России) или + (972) 528 282 416 (Viber, WhatsApp)

Онкология сегодня, как это ни печально прозвучит, является одним из самых распространенных заболеваний. Врачи называют разные причины появления патологических образований, и одна из них – наследственность. Ранее применялся лишь один способ для лечения — хирургический. Сегодня терапия рака различна, и в Тель-авивском медцентре им. Сураски (Ихилов) метод подбирается в зависимости от ряда факторов, в том числе возраста пациента.

Выбор метода лечения

Существует несколько способов борьбы с раковыми опухолями:

    • Хирургический
    • Лучевой (радиохирургия и лучевая терапия)
  • Лекарственный (в том числе биологический)

Выбор одного из них зависит от ряда факторов. Например, от стадии заболевания. Диагностика позволяет выявить наличие патологических образований на ранней стадии, а в этом случае справиться с болезнью можно и без химиотерапии.

Не последнюю роль играет и возраст пациента, вид опухоли. В последнем случае метод лечения подбирается с опорой на результаты биопсии (берут кусочек ткани и изучают его под микроскопом). Каждый случай индивидуален, виды терапии рака различны. Именно поэтому врачу и пациенту необходимо обговорить возможные пути решения создавшейся проблемы и прийти к компромиссу. Лишь в этом случае можно добиться положительных результатов.

Генная терапия рака

Доктора медицинского центра Imedical, помимо традиционных методов, используют последние достижения и разработки ученых. Так, практика позволила врачам убедиться в том, что бороться со злокачественными образованиями помогает генная терапия рака. Суть ее такова: удаляют опухоль, из нее выделяют клетку, затем в эту клетку вводят гены, которые определенным образом кодируют иммунную систему пациента. Следующий шаг: эти измененные вещества вводят в организм онкобольного. Они меняют метаболизм раковой опухоли, и ее клетки начинают производить белок, который иммунная система пациента видит, распознает, как те, что несут угрозу, и начинает их уничтожать с минимальными для организма последствиями.

Генная терапия активно применяется для лечения рака кожи. В этом случае специалисты «работают» с двумя видами белка: KRAS и BRAF. Именно они передают необходимые сигналы клеткам. Специальные тесты позволяют выявить наличие в них мутаций и узнать, как опухоль будет реагировать на тот или иной вид лечения.

Исследования меланомы кожи позволили выявить следующее: это образование развивается и становится злокачественной опухолью, если мутировал белок BRAF. Ученые создали несколько препаратов, которые устраняют измененный белок. Исследования помогают понять, насколько эти препараты эффективны.

Итак, на сегодняшний день известны несколько методов избавления от патологических образований. Лечение рака генной терапией сегодня является одним из приоритетных направлений в онкологии. Ученые ищут и находят способы справиться со страшным недугом, не нанося серьезного урона организму онкобольных.

О лечении рака вы можете ознакомиться с отзывами наших пациентов

В медицинском центре Imedical вылечили пациента с четвертой стадией рака легких!


После того как мне помогли в медицинском центре Imedical, я на собственном опыте убедился, что Израиль — самый правильный выбор для лечения онкологических заболеваний, тогда как в России рак все еще остается смертельным приговором для пациентов.

Белов Андрей, 40 лет (город Москва)
подробнее

Сегодня рак излечим!

Самое главное своевременно выявить заболевание на ранней стадии и обратиться к онкологу.
Не теряйте драгоценное время, вы можете связаться с нами для бесплатной и квалифицированной консультации.

Мы поможем оперативно выявить болезнь, назначим лечение и спасем вам жизнь!

Что бы записаться на обследование или задать любые вопросы, касающиеся диагностики и лечения онкологического заболевания, отправьте заявку с сайта или позвоните
по телефонам: +7 499 322 72 42 (в России) или + (972) 528 282 416 (Viber, WhatsApp)

Капецитабин (Кселода) – удобная лекарственная форма пиримидиновых антиметаболитов, завоевавшая важные позиции на всех этапах лечения рака молочной железы

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: антиметаболиты, рак молочной железы, лечение рака молочной железы, онкология

Антиметаболиты в онкологии – это вещества, химическая структура которых напоминает субстраты, вовлеченные в синтез ДНК опухолевых клеток. Будучи имитаторами этих субстратов, антиметаболиты разрушают ДНК, изменяют ее функции, что ведет к гибели опухолевых клеток. Принцип антиметаболитов взят в онкологию из химиотерапии инфекции. Белый стрептоцид – парааминосалициловая кислота (ПАСК) – имел большое химическое сходство с парааминобензойной кислотой (ПАБК), необходимой для размножения микробов, что позволяло ему конкурировать с ПАБК за связывание ферментов в бактериальной клетке и прекращать их рост.

Один из первых антиметаболитов – фторурацил – был синтезирован в Мэдисоне в 1950-х гг. Это фтористый аналог урацила. В основу его синтеза были положены наблюдения, свидетельствующие о большей утилизации урацила опухолевыми клетками, нежели нормальными. В механизме действия фторурацила главным является непрямое торможение фермента тимидилат-синтетазы (ТС), который необходим для синтеза предшественников пиримидина (одного из 4 нуклеотидов, образующих ДНК). Метаболит фторурацила – фтордезоксиуридин монофосфат – расходует ТС на синтез фторпиримидинов вместо физиологических тимидилатов, что приводит к нарушению функции ДНК опухолевых клеток. Фторурацил широко используется для лечения новообразований желудочно-кишечного тракта, опухолей головы и шеи, рака яичников, рака молочной железы и других опухолей [1].

Общепризнанным фактом является неизлечимость больных с метастатическим РМЖ, их медиана выживаемости в развитых странах – 3 года [6]. РМЖ гетерогенен по молекулярно-генетическому статусу, различен по скорости роста и клиническому течению, по характеру метастазирования, по ответу на эндокринную терапию, химиотерапию, таргетную терапию, по срокам выживаемости и другим параметрам [7]. РМЖ – давний объект лекарственной терапии опухолей. Увеличивается набор опций, препаратов, схем комбинированной терапии, изменяются методы введения, дозовые режимы, лекарственные формы (например, созданы липосомальные антрациклины, альбумин-связанный паклитаксел, пероральные формы фторпиримидинов и т.д.). Важной целью лекарственной терапии остается улучшение баланса противоопухолевого действия лекарств и их токсичности.

Капецитабин (Кселода) – фторпиримидиновый карбамат – является инактивной продраг-формой фторурацила, всасывается в ЖКТ (100%-ная биоэквивалентность). В печени Кселода, благодаря ферменту карбоксил-эстеразы, превращается вначале в 5-дезоксифторпиримидин, а затем в печени и опухолях – в 5-дезоксифторуридин. Важнейший этап метаболизма происходит в опухолях при посредстве тимидин-фосфарилазы (ТФ) – превращение дезоксифторуридина в 5-фторурацил. Поскольку экспрессия ТФ в опухолях значительно выше, чем в нормальных тканях, концентрация 5-фторурацила в них в 100 раз больше, чем в слизистых желудка, кишечника и других тканях. Противоопухолевое действие оказывает фторурацил, который приводит к торможению тимидилат-синтетазы и выключению ди- и трифосфатных метаболитов в ДНК и РНК с нарушением их синтеза и функции [9].

В заголовке мы отразили основную мысль нашего обзора – Кселода «работает» на всех этапах лечения и развития РМЖ: при второй и первой линиях химиотерапии метастатического рака, при агрессивном и неагрессивном течении болезни, с Her2-позитивным и с Her2-негативным РМЖ в качестве неоадъюванта и адъюванта, при лечении пожилых больных. Проанализированы токсичность препарата и варианты его дозировок. Обычной практикой изучения эффективности новых препаратов является их оценка сначала во второй линии химиотерапии и лишь после – доказательства их активности при применении в первой линии.

В метаанализе [10] приведены результаты 5 крупных исследований Кселоды в монотерапии 1476 больных, леченных ранее антрациклинами и таксанами. Противоопухолевый эффект регистрировался в диапазоне 14–29%, медиана времени до прогрессирования варьировала от 3,8 до 5 месяцев, медиана общей выживаемости – от 11,1 до 15,6 месяца. В ряде исследований эффективность Кселоды сравнивалась с противоопухолевым действием винорелбина (этот препарат резервирован для второй линии терапии метастатического рака молочной железы). Во время III фазы исследования было показано, что эффект в группе получавших Кселоду (n = 54) был 24%, время до прогрессирования – 5 месяцев, общая выживаемость – 14,6 месяца, 1-летняя выживаемость – 29%. В группе, леченной винорелбином, эффект составил 28%, время до прогрессирования – 3,7 месяца, общая выживаемость – 12,5 месяца, 1-летняя выживаемость – 17%.

При сравнении Кселоды и гемцитабина и винорелбина во второй линии терапии РМЖ выживаемость до прогрессирования после применения одного препарата составила 21 месяц, после комбинации – 13,5 месяца [11]. Комбинация капецитабина (1 г/м2, 1–14-й дни, каждые 3 недели) и винорелбина (25 мг/м2, 1-й и 8-й дни, каждые 3 недели) оценена в 4 исследованиях, эффект регистрировался во второй линии терапии у больных с Her2-негативным метастатическим РМЖ в 33–50%, время до прогрессирования составило 5–8 месяцев, общая выживаемость при разных исследованиях – от 11 до 27 месяцев [10].

Кселода вместе с трастузумабом или лапатинибом изучалась во второй линии терапии больных Her2-позитивным РМЖ. В немецком рандомизированном исследовании Her2-позитивные больные, прогрессирующие на комбинациях таксанов с трастузумабом, получали Кселоду в комбинации с трастузумабом или только Кселоду. Время до прогрессирования составило 8,5 и 5,6 месяца соответственно, HR = 0,69 в пользу комбинации препаратов (p = 0,034). Общая выживаемость после комбинации – 25,5 месяца, после монотерапии Кселодой – 20,3 месяца (тоже высокий показатель). Комбинация Кселоды и лапатиниба эффективна у Her2-позитивных больных после терапии таксанами, антрациклинами и трастузумабом. Время до прогрессирования при применении комбинации – 6,2 месяца, при монотерапии Кселодой – 4,3 месяца, HR = 0,57, p 1000 мг/м2 и

Кселода (500 мг)

Инструкция

  • русский
  • қазақша
  • Скачать инструкцию медикамента

    Торговое название

    Международное непатентованное название

    Лекарственная форма

    Таблетки, покрытые оболочкой, 500 мг

    Состав

    Одна таблетка 500 мг содержит

    активное вещество: капецитабин 500 мг,

    вспомогательные вещества: лактоза безводная, натрия кроскармеллоза, гипромеллоза (3 mPa.s), целлюлоза микрокристаллическая, магния стеарат

    состав оболочки: Opadry 03А14380 розовый (гипромеллоза, тальк, титана диоксид (Е 171), железа оксид желтый (Е 172), железа оксид красный (Е 172))

    Описание

    Таблетки продолговатой формы, с двояковыпуклой поверхностью, покрытые пленочной оболочкой персикового цвета с выдавленной надписью «XELO-DA» на одной стороне и «500» на другой стороне.

    Фармакотерапевтическая группа

    Противоопухолевые препараты. Антиметаболиты. Аналоги пиримидина. Капецитабин.

    Код АТХ L01ВC06

    Фармакологические свойства

    Фармакокинетика

    После приема внутрь капецитабин всасывается быстро и полностью, после чего происходит его трансформация в метаболиты — 5′-дезокси-5-фторцитидин (5′-ДФЦТ) и 5′-дезокси-5-фторуридин (5′-ДФУР). Пища замедляет скорость всасывания капецитабина, однако на величину AUC 5′-ДФУР и следующего метаболита, 5-фторурацил (5-ФУ), влияет незначительно. При назначении препарата после приема пищи в дозе 1250 мг/м2 на 14-й день Сmax капецитабина, 5′-ДФЦТ, 5′-ДФУР, 5-ФУ и α-фтор-β-аланин (ФБАЛ) составили соответственно 4,47; 3,05; 12,1; 0,95 и 5,46 мкг/мл. Время достижения максимальной концентрации (Tmax) равнялось 1,50; 2,00; 2,00; 2,00 и 3,34 ч, а AUC — 7,75; 7,24; 24,6; 2,03 и 36,3 мкг×ч/мл, соответственно.

    Исследования in vitro показали, что для капецитабина, 5′-ДФЦТ, 5′-ДФУР и 5-ФУ связь с белками (главным образом с альбумином) составляет 54%, 10%, 62% и 10%, соответственно.

    Капецитабин метаболизируется в печени под воздействием карбоксилэстеразы до метаболита 5′-ДФЦТ, который затем трансформируется в 5′-ДФУР под действием цитидиндезаминазы, находящейся, в основном, в печени и опухолевых тканях.

    Дальнейшая трансформация до активного цитотоксического метаболита 5-ФУ происходит преимущественно в ткани опухоли под действием опухолевого ангиогенного фактора — тимидинфосфорилазы (дТдФазы); при этом системное воздействие 5-ФУ на здоровые ткани минимизируется.

    AUC для 5-ФУ в 6–22 раза меньше, чем после внутривенного (в/в) струйного введения 5-ФУ в дозе 600 мг/м2. Метаболиты капецитабина становятся цитотоксичными только после превращения в 5-ФУ и анаболиты 5-ФУ (см. раздел «Механизм действия»).

    Далее 5-ФУ катаболизируется с образованием неактивных метаболитов — дигидро-5-фторурацила (ФУН2), 5-фторуреидопропионовой кислоты (ФУПК) и α-фтор-β-аланина (ФБАЛ); этот процесс происходит под воздействием дигидропиримидиндегидрогеназы (ДПД), активность которой ограничивает скорость реакции.

    Период полувыведения (Т1/2) капецитабина, 5′-ДФЦТ, 5′-ДФУР, 5-ФУ и ФБАЛ составляет 0,85; 1,11; 0,66; 0,76 и 3,23 ч, соответственно. Фармакокинетика капецитабина определялась в диапазоне доз от 502 до 3514 мг/м2/сутки. Фармакокинетические параметры капецитабина, 5′-ДФЦТ и 5′-ДФУР на 1-й и 14-й день одинаковы. AUC 5-ФУ увеличивается к 14-му дню на 30–35%, и больше не возрастает (22-й день). В диапазоне терапевтических доз фармакокинетические параметры капецитабина и его метаболитов, за исключением 5-ФУ, носят дозозависимый характер.

    После перорального приема метаболиты капецитабина выводятся в основном с мочой (95.5%). Выведение с калом минимально (2.6%). Основным метаболитом в моче является ФБАЛ, на который приходится 57% принятой дозы. Около 3% принятой дозы выводится с мочой в неизмененном виде.

    Исследований 1-й фазы по оценке влияния капецитабина на фармакокинетику доцетаксела и пакситаксела и обратной зависимости не обнаружили эффекта капецитабина на фармакокинетические параметры доцетаксела и пакситаксела (Cmax и AUC) или влияния доцетаксела и пакситаксела на фармакокинетику5′-ДФУР (основной метаболит капецитабина).

    Фармакокинетика у особых категорий пациентов

    На основании данных применения капецитабина у 505 пациентов с колоректальным раком (1250 мг/м2 2 раза в сутки) был проведен популяционный фармакокинетический анализ. Пол, наличие или отсутствие метастазов в печень до начала лечения, индекс общего состояния пациента (индекс Карнофски), концентрация общего билирубина, сывороточного альбумина, активность АЛТ и АСТ не оказывали статистически значимого влияния на фармакокинетику 5′-ДФУР, 5-ФУ и ФБАЛ.

    Пациенты с метастатическим поражением печени

    У пациентов с легкой и умеренной степенью нарушения функции печени, обусловленного метастазами, клинически значимого изменения фармакокинетики капецитабина и его биологической активности не происходит (см. раздел по дозированию для особых категорий пациентов).

    Данные по фармакокинетике у пациентов с тяжелым нарушением функции печени отсутствуют.

    Пациенты с почечной недостаточностью

    По данным фармакокинетического исследования при различной степени (от легкой до тяжелой) почечной недостаточности фармакокинетика неизмененного препарата и 5-ФУ не зависит от клиренса креатинина. Клиренс креатинина влияет на величину AUC 5′-ДФУР (увеличение AUC на 35% при снижении клиренса креатинина на 50%) и ФБАЛ (увеличение AUC на 114% при снижении клиренса креатинина на 50%). ФБАЛ — метаболит, не обладающий антипролиферативной активностью; 5′-ДФУР — непосредственный предшественник 5-ФУ (см. раздел по дозированию для особых категорий пациентов).

    Популяционный фармакокинетический анализ, который охватывал пациентов самых различных возрастов (от 27 до 86 лет), в том числе 234 (46%) пациента в возрасте ≥ 65 лет, показал, что возраст не влияет на фармакокинетику 5′-ДФУР и 5-ФУ. AUC ФБАЛ увеличивалась у пациентов в возрасте 65 лет и старше (увеличение возраста на 20% сопровождалось увеличением AUC ФБАЛ на 15%), что, вероятно, обусловлено изменением функции почек (см. раздел по дозированию для особых категорий пациентов и раздел «Фармакокинетика у особых категорий пациентов», подраздел «Пациенты с почечной недостаточностью»).

    Популяционный фармакокинетический анализ, который охватывал 455 пациентов европеоидной расы (90.1%), 22 пациентов негроидной расы (4.4%) и 28 пациентов других рас и этносов (5.5%), показал, что фармакокинетика у пациентов негроидной расы не отличалась от таковой у пациентов европеоидной расы.

    Фармакодинамика

    Кселода – производное фторпиримидина карбамата, пероральный цитостатик, активирующийся в ткани опухоли и оказывающий на нее селективное цитотоксическое действие. In vitro капецитабин не обладает цитотоксическим эффектом, тогда как in vivo превращается в 5-ФУ, который подвергается дальнейшему метаболизму. Образование 5-ФУ происходит в ткани опухоли под действием опухолевого ангиогенного фактора – тимидинфосфорилазы (дТдФазы), что сводит к минимуму системное воздействие 5-ФУ на здоровые ткани организма. Последовательная ферментная биотрансформация капецитабина в 5-ФУ создает более высокие концентрации препарата в тканях опухоли, чем в окружающих здоровых тканях. После перорального назначения Кселоды больным раком толстой кишки концентрация 5-ФУ в ткани опухоли была выше, чем в прилежащих здоровых тканях, в 3,2 раза. Соотношение концентраций 5-ФУ в ткани опухоли и плазме – в среднем 21,4 (3,9-59,9), соотношении его концентрации в здоровых тканях и в плазме – 8,9 (3,0 – 25,8). Активность тимидинфосфорилазы в первичной колоректальной опухоли в 4 раза выше, чем в прилежащих здоровых тканях.

    В опухолевых клетках у пациентов раком молочной железы, желудка, толстой кишки, шейки матки и яичников, содержится больше тимидинфосфорилазы, способной превращать 5′-ДФУР (5′-дезокси-5-фторуридин) в 5-ФУ, чем в соответствующих здоровых тканях.

    Как здоровые, так и опухолевые клетки метаболизируют 5-ФУ в 5-фтор-2-дезоксиуридина монофосфат (ФдУМФ) и 5-фторуридина трифосфат (ФУТФ). Эти метаболиты повреждают клетки посредством двух различных механизмов. Во-первых, ФдУМФ и фолатный кофактор N5-10-метилентетрагидрофолат связываются с тимидилатсинтетазой с образованием ковалентно связанного третичного комплекса. Это связывание подавляет образование тимидилата из урацила. Тимидилат является необходимым предшественником тимидина трифосфата, который в свою очередь, крайне важен для синтеза ДНК, так что недостаток этого вещества может привести к угнетению клеточного деления. Во-вторых, в процессе синтеза РНК транскрипционные ферменты ядра могут ошибочно включить в нее ФУТФ вместо уридина трифосфата (УТФ). Эта метаболическая «ошибка» нарушает воспроизведение РНК и синтез белка.

    Показания к применению

    Рак молочной железы

    в комбинации с доцетакселом применяется для лечения пациентов с местно-распространенным или метастатическим раком молочной железы (РМЖ) после неэффективной химиотерапии, включавшей антрациклины

    в виде монотерапии для лечения пациентов с местно-распространенным или метастазирующим РМЖ (мРМЖ) после неэффективной химиотерапии, включавшей таксаны и антрациклины, или тех, кому противопоказаны антрациклины

    в качестве адъювантной терапии пациентов с раком толстой кишки

    для терапии пациентов с метастазирующим колоректальным раком (мКРР)

    в качестве первой линии терапии пациентов с распространенным пищеводно-желудочным раком.

    в комбинации с оксалиплатином применяется в качестве адъювантной терапии пациентов с аденокарциномой желудка II и III стадии после полной резекции

    Способ применения и дозы

    Стандартная дозировка

    Таблетки Кселода принимают внутрь, через 30 минут после еды, запивая водой.

    Рак молочной железы, толстой кишки и колоректальный рак:

    Рекомендованная начальная доза Кселоды для монотерапии составляет 1250 мг/м2 два раза в сутки (утром и вечером), что эквивалентно общей суточной дозе 2500 мг/м2 в течение двух недель с последующим перерывом 7 дней.

    Рак молочной железы:

    В комбинации с доцетакселом Кселоду назначают в дозе 1250 мг/м2 2 раза в сутки в течение 2 недель с последующим перерывом 7 дней. Доцетаксел вводят в дозе 75 мг/м2 в виде часовой внутривенной инфузии 1 раз в 3 недели. Перед введением доцетаксела с Кселодой премедикация проводится в соответствии с инструкцией по применению доцетаксела.

    Рак пищеводно-желудочный, желудка, толстой кишки и колоректальный рак:

    При комбинированной терапии (за исключением иринотекана) рекомендуемая начальная доза Кселоды сокращается до 800-1000 мг/м2 дважды в сутки в течение двух недель с последующим перерывом 7 дней, или до 625 мг/м2 два раза в сутки при непрерывной терапии (см. раздел Клинические исследования/Исследования эффективности).

    При комбинированной терапии с иринотеканом (XELIRI) рекомендуемая начальная доза Кселоды составляет 800 мг/м2 два раза в сутки в течение 2 недель с последующим перерывом 7 дней. Иринотекан назначается 200 мг/м2 в первый день каждого трехнедельного цикла (см. раздел Клинические исследования/Исследования эффективности).

    Включение в комбинированную терапию бевацизумаба не влияет на начальную дозу Кселоды. Адъювантная терапия пациентов с колоректальным раком III степени рекомендуется в общей сложности 6 месяцев.

    Противорвотные средства и премедикация для обеспечения адекватной гидратации назначаются перед введением цисплатина или оксалиплатина в соответствии с инструкцией по их применению.

    Дозу Кселоды рассчитывают в зависимости от площади поверхности тела. Ниже приведенные таблицы 1 и 2 показывают стандартные и уменьшенные дозы Кселоды, рассчитанные на 1250 мг/м или 1000 мг/м2 поверхности тела.

    Таблица 1. Стандартные и уменьшенные дозы Кселоды, рассчитанные на 1250 мг/м2 поверхности тела.

    Доза 1250 мг/м2 (два раза в день)

    Полная доза 1250 мг/м2

    Количество таблеток 150 мг и/или 500 мг на 1 прием (утром и вечером)

    Авастин и Кселода: новые стандарты терапии 1-ой линии колоректального рака

    Режим XELOX предоставляет новые терапевтические возможности; добавление Авастина к химиотерапии на основе оксалиплатина демонстрирует более высокие показатели выживаемости без прогрессирования заболевания.

    СТАМБУЛ, Турция, 2 октября 2006, 17.00 по среднеевропейскому времени – Результаты международного клинического исследования III фазы впервые представленные на заседании Европейского Общества Медицинской Онкологии (ESMO), показали, что два инновационных противоопухолевых препарата, Кселода и Авастин, являются новой альтернативой терапии для пациентов с распространенным колоректальным раком, характеризующейся высокой эффективностью.

    Исследование показало, что:

    · Химиотерапия с использованием комбинации XELOX (Кселода перорально в сочетании с оксалиплатином) также эффективна в отношении показателя выживаемости без прогрессирования заболевания у пациентов с распространенным (метастатическим) колоректальным раком, как и используемая в настоящее время стандартная схема FOLFOX-4 (инфузии 5-фторурацила/лейковорина в сочетании с оксалиплатином); при этом новая комбинация более удобна в применении.

    · Добавление к химиотерапии (FOLFOX-4 и XELOX) антиангиогенного препарата Авастин значительно улучшает показатель выживаемости без прогрессирования заболевания по сравнению с применением только химиотерапии.

    В ходе исследования не было выявлено новых данных относительно безопасности Авастина и Кселоды. Результаты по общей выживаемости к настоящему времени накапливаются. Предыдущие исследования по изучению Авастина показали, что при его комбинировании со схемами химиотерапии, обычно используемыми для лечения метастатического колоректального рака, отмечается увеличение как выживаемости без прогрессирования заболевания, так и общей выживаемости по сравнению с применением только химиотерапии.1,2

    Результаты этого исследования подтверждают, что Кселода, назначаемая внутрь, в дальнейшем должна заменить инфузии 5-фторурацила/лейковорина в схемах лечения колоректального рака.

    «Такие результаты выглядят обнадеживающе как для врачей, так и для больных. Они подтверждают, что режим XELOX предоставляет новые терапевтические возможности для пациентов с метастатическим колоректальным раком. Режим является столь же эффективным, как и обычно назначаемые стандартные схемы, но при этом более удобным в применении. Сравнение со схемой FOLFOX-4 показало, что больные, которые получают комбинацию XELOX, имеют гораздо больше свободного времени без инфузионной терапии (время, затраченное на визит в клинику, у пациентов из группы XELOX-4 – 48 часов)», – говорит профессор Jim Cassidy, один из ведущих исследователей по данному проекту, профессор онкологии, руководитель онкологии в Beatson Oncology Centre, at the University of Glasgow, Scotland.

    «Кроме того, исследование подтверждает, что при добавлении Авастина к химиотерапии можно достоверно улучшить показатель выживаемости без прогрессирования заболевания».

    Авастин, при его комбинации с химиотерапией, показал клинически и статистически значимый результат: 20%-ое улучшение выживаемости без прогрессирования заболевания. Продолжительность терапии с применением Авастина была короче, чем в предыдущих доложенных исследованиях. Раннее прерывание терапии Авастином, в большинстве случаев не связанное со специфической токсичностью препарата, в данном исследовании имело место в 3 раза чаще, по-сравнению с предыдущими исследованиями 1,3, – это могло сказаться на результате. Анализ данных еще продолжается, и окончательные результаты будут представлены на ближайших научных конференциях.

    По частоте распространенности в 2004 году колоректальный рак занимал одно из ведущих мест среди злокачественных новообразований в Европе, составив 13% от общего числа всех форм рака.4 По отчету Всемирной Организации Здравоохранения в 2005г. от колоректального рака в мире умерло 655 000 человек.5

    · Выживаемость без прогрессирования – это время, которое пациент живет без прогрессирования заболевания

    Исследование NO16966 является базовым международным исследованием III фазы, в которое в его окончательном варианте было включено 2 034 пациента. В соответствии с изначальным дизайном планировалось сравнивать применение режимов XELOX и FOLFOX в качестве 1-ой линии терапии метастатического колоректального рака с включением 1000 больных:

    · Первая группа получала режим XELOX (Кселода + оксалиплатин), другая – режим FOLFOX (внутривенное болюсное введение и последующая инфузия 5-фторурацила + оксалиплатин).

    После получения данных основополагающих исследований по Авастину у больных с колоректальным раком в 2003 году дизайн протокола был изменен:

    · Изучались 4 режима: XELOX + плацебо в сравнении с XELOX + Авастин (7,5 мг/кг каждые 3 недели) в сравнении с FOLFOX + плацебо в сравнении с FOLFOX + Авастин (5,0 мг/кг каждые 2 недели).

    Главными задачами исследования было ответить на два вопроса: во-первых, оценить эффективность режимов XELOX и FOLFOX, и, во-вторых, выяснить дает ли преимущества добавление Авастина к химиотерапии. Дополнительные критерии эффективности включали общую выживаемость, общий эффект, время до наступления и продолжительность ответа, а также изучение безопасности.

    На сегодняшний день полученные результаты показывают, что:

    · Режим XELOX (Кселода в сочетании с оксалиплатином) равен по эффективности режиму FOLFOX (инфузии 5-фторурацила в сочетании с оксалиплатином) в отношении показателя выживаемости без прогрессирования заболевания (относительный риск: 1.05; верхняя граница 95%-го доверительного интервала была ниже порога не меньшей эффективности в 1.23).

    · Добавление Авастина к химиотерапии (FOLFOX и XELOX) достоверно увеличивает выживаемость без прогрессирования заболевания по-сравнению с применением только химиотерапии (относительный риск: 0.83). Это означает, что добавление Авастина к вышеуказанным химиотерапевтическим комбинациям улучшает на 20% выживаемость без прогрессирования заболевания.

    · В ходе данного исследования не было выявлено новых неожиданных побочных эффектов у режима XELOX и препарата Авастин:

    Нежелательные явления, встречавшиеся более чем в 10 % случаев в каждой исследуемой группе, включали диарею (FOLFOX 11.2% больных; XELOX 20.2% больных), нейтропению (FOLFOX 43.8% больных; XELOX 7.0% больных) и периферическую нейропатию (FOLFOX 16.5 % больных; XELOX 17.4% больных).

    Частота перфораций желудочно-кишечного тракта составляла 0.6% в группах с Авастином по-сравнению с 0.3% – для групп плацебо. Артериальная тромбоэмболия 3/4 степени имела место в 1.7% случаев у пациентов, получающих Авастин, по-сравнению с 1.0% случаев у пациентов, получающих плацебо. Протеинурия 3/4 степени отмечалась в 0.6% случаев среди пациентов, получавших Авастин. Осложнения, связанные с заживлением ран, в группах с Авастином наблюдались не чаще, чем в группах плацебо (0.1% по сравнению с 0.3%, соответственно).

    Это аббревиатура для определенного типа комбинированной химиотерапии, применяемой в лечении колоректального рака; включает Кселоду (капецитабин) и оксалиплатин.

    Препарат Кселода (капецитабин)

    Препарат Кселода зарегистрирован более чем в 90 странах мира, включая страны Евросоюза, США, Японию, Австралию и Канаду и зарекомендовал себя в качестве эффективного, безопасного, простого и удобного препарата для перорального применения в лечении свыше 1 миллиона пациентов во всем мире.

    В 2001 году компания Ф.Хоффманн-Ля Рош Лтд. получила регистрационное удостоверение на применение Кселоды в качестве монотерапии для 1-ой линии (использование одного препарата) в лечении метастатического колоректального рака (рака, распространившегося на другие части тела) в большинстве стран (включая страны Евросоюза и США). Кселода также была одобрена Европейским Медицинским Агентством (EMEA) и Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) для адъювантной (послеоперационной) терапии рака толстой кишки в марте и июне 2005 года соответственно.

    Также Кселода разрешена к применению в комбинации с Таксотером (доцетакселом ) для лечения пациенток с метастатическим раком молочной железы (рак молочной железы, распространившийся на другие части тела) и пациенток, у которых отмечалось прогрессирование заболевания после курса внутривенной химиотерапии препаратами антрациклинового ряда. Монотерапия Кселодой также показана для лечения пациенток с метастатическим раком молочной железы, резистентных к терапии паклитакселом и антрациклинами. Недавно Кселода в комбинации с гемцитабином получила одобрение в Южной Корее в качестве терапии 1-ой линии для пациентов с местно-распространенным (метастатическим) раком поджелудочной железы. Кселода разрешена для применения в качестве 1-ой линии терапии распространенного рака желудка в Южной Корее.

    Наиболее часто сообщаемыми побочными эффектами Кселоды являются диарея, боль в животе, тошнота, стоматит и ладонно-подошвенный синдром.

    Препарат Авастин (бевацизумаб)

    Авастин – первый антиангиогенный препарат, подавляющий рост сети кровеносных сосудов в ткани опухоли, что снижает поступление питательных веществ и кислорода. Авастин целенаправленно воздействует на белок природного происхождения, называемый фактором роста эндотелия сосудов (VEGF), который является ключевым медиатором ангиогенеза. Развитие новых кровеносных сосудов необходимо для роста опухоли и ее метастазирования.

    В январе 2005 года в Европе, а в феврале 2004 г. – в США Авастин был одобрен для терапии 1-ой линии у пациентов с метастатическим колоректальным раком. В июне 2006 года в США препарат был зарегистрирован для 2-ой линии терапии у больных с метастатическим колоректальным раком. В Японии впервые была подана заявка на применение Авастина в качестве препарата для лечения метастатического колоректального рака в апреле 2006 года. В июле 2006 года в Европе была подана заявка на применение Авастина для лечения пациенток с распространенным раком молочной железы, в августе 2006 года – для лечения пациентов с метастатическим немелкоклеточным раком легкого после аналогичной подачи заявок в США.

    Компании Ф.Хоффманн-Ля Рош Лтд. и Дженентек Инк. проводят крупномасштабную программу клинических исследований использования Авастина при различных типах злокачественных новообразований (включая колоректальный рак, рак молочной железы, рак легких, рак поджелудочной железы, рак яичников, рак почки и др.), а также в различных терапевтических линиях (при распространенных стадиях заболевания, в адьювантном (послеоперационном) режиме). Ожидается, что в программу будет включено свыше 40 000 пациентов в мире.

    О Группе компаний Рош

    Компания Рош является одним из лидеров рынка здравохранения, входя в десятку крупнейших компаний мира в области фармацевтики и диагностики заболеваний. Основная цель Рош – производство и продвижение уникальных препаратов, разработанных на основе инновационных технологий, которые позволяют улучшать качество жизни, значительно продлевать, а подчас и спасать жизнь пациентам.

    Компания была основана в 1896 году в Базеле, Швейцария, и на сегодняшний день имеет представительства более чем в 150 странах мира и штат сотрудников более 70 000 человек. Являясь одним из ведущих поставщиков лекарственных препаратов в области онкологии, вирусологии и трансплантологии, компания уделяет особое внимание вопросам сочетания эффективности своих инновационных препаратов с удобством и безопасностью их использования для пациентов.

    Компания ведет активные научно-исследовательские разработки во многих областях здравоохранения, включяя совместные проекты с Genentech and Chugai, входямищи в группу Рош. Дополнительную информацию о Группе компаний Рош можно получить в Интернете на сайте (www.roche.com).

    Все торговые марки, упоминаемые в данном пресс-релизе, защищены законом.

    1. Hurwitz H, Fehrenbacher L, Novotny W et al. Addition of bevacizumab (rhuMab-VEGF) to bolus IFL in the first-line treatment of patients with metastatic colorectal cancer: results of a randomized Phase III trial. New England Journal of Medicine 2004; 350(23): 2335–2342

    2. Giantonio BJ, Catalano PJ, Meropol NJ, et al. High-dose bevacizumab improves survival when combined with FOLFOX4 in previously treated advanced colorectal cancer: results from the Eastern Cooperative Oncology Group (ECOG) study E3200. J Clin Oncol 2005; 23.

    3. Kabbinavar FF, et al. J Clin Oncol 2005;23:3706–12

    4. Boyle P, Ferlay J. Cancer incidence and mortality in Europe, 2004. Annals of Oncology 2005;16:481-488

    Кселода: эффективное оружие в борьбе с раком

    • Издательство «Медиа Сфера»
    • ЖУРНАЛЫ
    • ПОДПИСКА
    • КНИГИ
    • Об издательстве
    • Рекламодателям
    • Доставка / Оплата
    • Контакты

    Кафедра онкологии с курсом онкологии ФУВ Волгоградского государственного медицинского университета

    Республиканский клинический онкологический диспансер Министерства здравоохранения Республики Татарстан, Казань

    Кафедра онкологии с курсом онкологии ФУВ Волгоградского государственного медицинского университета

    Кселода в комбинации c циторедуктивной хирургией в лечении распространенного рака желудка

    Журнал: Онкология. Журнал им. П.А. Герцена. 2012;1(3): 11-15

    Хвастунов Р. А., Иванов А. И., Девятченко Т. Ф. Кселода в комбинации c циторедуктивной хирургией в лечении распространенного рака желудка. Онкология. Журнал им. П.А. Герцена. 2012;1(3):11-15.
    Khvastunov R A, Ivanov A I, Deviatchenko T F. Xeloda in combination with cytoreductive surgery in the treatment of disseminated gastric cancer. P.A. Herzen Journal of Oncology. 2012;1(3):11-15.

    Кафедра онкологии с курсом онкологии ФУВ Волгоградского государственного медицинского университета

    Представлен анализ 284 паллиативных операций и собственного клинического опыта комбинированного лечения больных распространенным раком желудка (паллиативная операция с последующей химиотерапией) за период с 1987 по 2011 г. Все больные (101), получившие комбинированное лечение, были распределены на две группы случайным образом: 48 больных контрольной группы получали послеоперационную химиотерапию по схеме FAP (5-фторурацил, адриамицин, цисплатин), 53 пациента основной группы – монохимиотерапию препаратом Кселода. В сравнительном аспекте проанализированы частота и спектр осложнений лекарственного лечения, показатели объективного ответа, продолжительность жизни больных и прямые затраты на терапию. По всем перечисленным критериям Кселода продемонстрировала существенные клинико-экономические преимущества.

    Кафедра онкологии с курсом онкологии ФУВ Волгоградского государственного медицинского университета

    Республиканский клинический онкологический диспансер Министерства здравоохранения Республики Татарстан, Казань

    Кафедра онкологии с курсом онкологии ФУВ Волгоградского государственного медицинского университета

    Рак желудка относится к заболеваниям с традиционно высокой для РФ запущенностью [1, 2, 4—6]. В 2010 г. в России из почти 37 000 новых случаев рака желудка IV стадия заболевания была диагностирована в 42,3% [7]. Эффект химиотерапии при этом столь скромен, что на практике к ней прибегают менее чем у 1% больных [1—3, 5, 8, 9], а хирургические возможности ограничиваются симптоматическими мероприятиями [4—6, 8]. Мы изменили концепцию лечения больных распространенным раком желудка, комбинируя настойчивую хирургическую циторедукцию с современной химиотерапией.

    Материалы и методы

    За период с 1987 по 2011 г. в торакоабдоминальном отделении Волгоградского областного клинического онкологического диспансера №1 мы выполнили 284 паллиативные операции по поводу распространенного и диссеминированного рака желудка: резекции желудка и гастрэктомии; в 238 случаях — расширенные, комбинированные и трансплевральные. Операции были паллиативными, их цель заключалась не только в профилактике возможных осложнений со стороны опухоли, но и в максимальном уменьшении опухолевого пула. Мы не имели случаев полной циторедукции. Как в группе традиционных дистальных резекций желудка (112), так и в группе нестандартных расширенно-комбинированных гастрэктомий (172) мы получили по 1 летальному исходу (1 острый инфаркт миокарда, 1 несостоятельность анастомоза соответственно); только в 3 случаях были зарегистрированы серьезные осложнения, препятствующие проведению химиотерапии (2 случая острого нарушения, 1 случай поддиафрагмального абсцесса). В послеоперационном периоде отмечено существенное улучшение общего состояния пациентов вследствие устранения источника кровотечения, стеноза, воспаления; питательный статус полностью восстановлен. На 3—4-й неделе после циторедуктивной операции, независимо от ее объема, мы могли приступить к химиотерапии (101).

    На основании случайного распределения больные (101) были разделены на две группы. В контрольной группе (48 больных) проведена послеоперационная химиотерапия по схеме FAP в стандартных дозах (5-фторурацил — 300 мг/м 2 в/в с 1-го по 5-й день; доксорубицин — 50 мг/м 2 в/в в 1-й день, цисплатин — 20 мг/м 2 в/в с 1-го по 5-й день. В основной группе (53 больных) проведена монохимиотерапия препаратом Кселода в суточной дозе 2500 мг/м 2 перорально с 1-го по 14-й день. Группы существенно не различались по гендерно-возрастному составу, по объему выполненных операций и основным параметрам опухолевого процесса (табл. 1).

    Залогом успеха мы считали жесткое соблюдение регламента химиотерапии без поправок на послеоперационный статус пациентов. В этой связи к надежности и функциональности хирургического этапа мы предъявляли повышенные требования. Лекарственная терапия проводилась до прогрессирования заболевания либо до появления симптомов неприемлемой токсичности лечения; коррекция доз препаратов допускалась только при наличии объективных признаков лекарственной непереносимости. Оценка результатов проводилась на основании данных динамического мониторирования больных, среди которых приоритетными являлись ультрасонография и компьютерная томография. Слежение за перитонеальными метастазами осуществлялось посредством динамической «second look» лапароскопии 1 раз в 6—8 мес. По этой программе 16 (23,9±5,2%) больным выполнили по одной послеоперационной лапароскопии, 9 (13,4±4,2%) больным — по две, 3 (4,4±2,5%) больным — по три; без осложнений. В остальных случаях перитонеальной диссеминации, получив явные ультрасонографические и рентгенологические признаки прогрессирования, мы отказались от выполнения динамической лапароскопии. Лапаропорты всегда устанавливали «открытым» способом в любых нетипичных точках, удаленных от послеоперационных рубцов.

    Оценивая эффективность химиотерапии, мы традиционно обращали внимание на частоту побочных реакций, наличие объективного ответа и продолжительность жизни больных. Экономическую составляющую анализировали методом «стоимость—эффективность» (cost effectiveness analysis — CEA) по формуле: СЕА=DC/Ef, где CEA — соотношение «стоимость—эффективность», DC — прямые затраты (direct costs), Ef — эффективность лечения (effectiviness) с критерием — средняя продолжительность жизни.

    Результаты и обсуждение

    На хирургическом этапе потери в программе комбинированного лечения составили 5 (1,7±0,8%) человек по причине послеоперационных осложнений и летальности.

    Осложнения химиотерапии оценены в соответствии с критериями CNC-NCIC. Изначально удовлетворительную переносимость схемы FAP продемонстрировали 24 (50,0±7,2%) из 48 больных. Осложнения, за вычетом практически неизбежной алопеции, в данной группе зафиксированы также у 24 (50,0±7,2%) пациентов. Среди них у 21 определялись нарушения желудочно-кишечного тракта, у 10 — нефротоксичность, у 7 — агранулоцитоз, у 1 — легочные осложнения. Эти больные требовали проведения мощной сопроводительной терапии. В итоге, мы провели от 3 до 22 курсов FAP (среднее количество курсов на одного больного — 7). У 7 больных плохая переносимость лечения привела к более длительной реабилитации с проведением медикаментозной подготовки между сеансами химиотерапии, а также к частым госпитализациям больных. В 13 (27,0±6,4%) случаях лечение было прекращено в связи с развитием дозолимитирующей токсичности, в 35 (72,9±6,4%) — в связи с прогрессированием рака желудка. Ответ опухоли на лекарственную терапию через 6 мес от начала лечения представлен в табл. 2. Показатель средней продолжительности жизни пациентов составил 13,6±1,0 мес, что достоверно выше аналогичного показателя при проведении пробных лапаротомий — 4,2±0,2 мес (р 0,05) (никто из больных не пережил 3-летней отметки).

    Спектр токсичных проявлений, связанных с терапией Кселодой, оказался достаточно ограниченным, не требующим изменений амбулаторного режима приема препарата. Ладонно-подошвенный гиперкератоз 1—2-й степени тяжести мы наблюдали у всех 53 пациентов; 3-я степень была зафиксирована лишь у 1 (1,8±1,8%) больного и купирована редукцией дозы препарата на 25%. Симптомы гастроинтестинальной токсичности манифестировали у 2 (3,7±2,6%) больных на 4-м и 54-м месяце лечения Кселодой, что послужило поводом к ее отмене; у 48 (90,5±4,0%) пациентов лечение прекращено в связи с прогрессированием болезни, 3 (5,6±3,2%) больных продолжают прием Кселоды в сроки от 2 до 8 лет, что соответствует 36—146 курсам терапии. Объективный ответ на лечение мы регистрировали достоверно чаще в группе больных, получавших Кселоду (в сравнении с контрольной группой, табл. 3). Средняя продолжительность жизни пациентов, 5 (9,4±4,0%) из которых пережили 5-летний рубеж, составила 22,6±2,7 мес. Этот показатель был достоверно выше аналогичного в группе терапии FAP (р 12 /л, общий белок — 40 г/л). При обследовании выявлено поражение проксимального отдела желудка: изъязвленная низкодифференцированная аденокарцинома. После интенсивной подготовки больная оперирована 09.07.2004. Выявлена опухоль желудка инфильтративно-язвенной формы, прорастающая в тело и хвост поджелудочной железы, ворота селезенки. На ветвях чревной трифуркации гиперплазированные до 2 см лимфатические узлы. Брыжейка тонкой и толстой кишки, брюшина диафрагмы поражены множественными метастазами. Яичники подвижны на связках, визуально не изменены. Выполнена паллиативная расширенная D2 гастропанкреатоспленэктомия (рис. 1, а, б на цв. вклейке). Рисунок 1. Макропрепарат. а — органокомплекс и микрофото опухоли желудка; б — удаленные лимфоузлы и микрофото лимфо­метастазов. Произведена мультифокальная биопсия перитонеальных метастазов.

    Плановое заключение гистологов: низкодифференцированный железистый рак с инвазией всех слоев желудка, поджелудочной железы. Метастазы в лимфатические узлы №7, 10, 11, в количестве 8 штук, метастазы по брюшине. Диагноз: рак проксимального отдела желудка Т4N2М1, G3, Р2, R2 (классификация JGCA, 1998 г.), состояние после паллиативной расширенно-комбинированной гастрэктомии.

    Послеоперационный период протекал без осложнений, энтеральное питание возобновлено на 6-е сутки; на 12-е сутки начата химиотерапия Кселодой в дозе 3000 мг/сут в 2 приема (из расчета на 1,4 м 2 площади поверхности тела). Через 14 дней после операции пациентка выписана на амбулаторное лечение. В апреле 2005 г. в ВКОД №1 произведена контрольная лапароскопия для визуализации КТ-негативных перитонеальных метастазов: очагов опухолевого роста не обнаружено, в биоптатах и смывах из брюшной полости клеток рака не выявлено. Констатирован полный регресс опухоли. Суммарная доза Кселоды составила 462 000 мг (11 курсов химиотерапии). Из нежелательных явлений отмечен ладонно-подошвенный синдром легкой степени. Лечение препаратом продолжено в прежних дозах.

    При очередном обследовании в июле 2006 г. (40 курсов монотерапии Кселодой, суммарная доза препарата достигла 1 680 000 мг) определялись незначительные отклонения лабораторных показателей, периодически субнормальная элевация трансаминаз печени. Состояние пациентки удовлетворительное, диетических ограничений нет, прибавила 14 кг, площадь поверхности тела составила 1,5 м 2 , что не потребовало пересчета дозы препарата. Выполнена повторная динамическая лапароскопия: метастазов рака желудка не найдено.

    К январю 2008 г. пациентка получила 68 курсов Кселоды (суммарная доза — 2 040 000 мг). При контрольном обследовании отмечено увеличение левого яичника до 9×9×8 см, правого — до 5×4×3 см, показатель СА 125 — 65 Ед: метастазы Крукенберга.

    20.02.2008 выполнена операция в объеме двусторонней овариэктомии: при тщательном осмотре всех отделов брюшной полости метастазы не выявлены (рис. 2, на цв. вклейке). Рисунок 2. Метастазы Крукенберга (интараоперационное фото).

    Решением консилиума лечение Кселодой продолжено, учитывая хорошую переносимость терапии, возможность амбулаторного применения (больная воспитывала малолетнего ребенка и не имела возможности лечиться в областном центре); в данном случае препарат оказался безальтернативным.

    До января 2012 г. пациентка получила еще 70 курсов Кселоды (3000 мг/сут). При мониторинговом обследовании признаков прогрессирования заболевания не выявлено, состояние пациентки удовлетворительное, масса тела 54 кг.

    Несмотря на отсутствие данных в мировой литературе о столь длительном применении Кселоды при распространенном раке желудка, опыт многолетней терапии больных раком молочной железы, результаты серьезных клинических исследований препарата, подтвердившие его эффективность при данной и других локализациях, профиль безопасности препарата позволили нам не прекращать лечения.

    В итоге с 2004 г. по январь 2012 г. больная перенесла 4 операции: паллиативную расширенную D2 гастропанкреатоспленэктомию (09.07.2004), две динамических лапароскопии (05.04.2005 и 26.07.2006), двустороннюю овариэктомию (20.02.2008) и 146 курсов химиотерапии Кселодой в суммарной дозе 6 132 000 мг (!).

    На основании полученных результатов и проведенного нами сравнения более эффективной лечебной тактикой представляется комбинация циторедуктивной операции с химиотерапией Кселодой.

    На следующем этапе мы оценили экономическую составляющую лечения.

    Прямые затраты при проведении химиотерапии по схеме FAP включали стоимость цитостатиков, сопроводительной терапии (в том числе инфузионной поддержки, прегипергидратации, диуретиков, антиэметиков) и 7 койко-дней госпитализации. В случаях тяжелой переносимости, при развитии лейкопении сроки пребывания больного в стационаре увеличивались, дополнительно возникали расходы на проведение корригирующей терапии, стимуляцию лейкопоэза, ГКСФ. В общей сложности мы реализовали 336 курсов полихимиотерапии по схеме FAP: 307 рутинных и 29 осложненных. Средняя стоимость одного курса лечения рассчитывалась как частное общей суммы затрат на проведение паллиативной химиотерапии и общего количества проведенных курсов.

    Амбулаторная химиотерапия Кселодой не требовала затрат на госпитализацию пациентов, проведение подготовительной и сопроводительной терапии.

    Утилитарная стоимость курса монохимиотерапии Кселодой оказалась несколько выше затрат на лечение FAP. Однако она не отражает фармакоэкономических перспектив, поскольку не учитывает результатов лечения.

    Коэффициент CEА мы рассчитывали с учетом средней продолжительности жизни, которая составила на фоне FAP 13,6 мес, при лечении Кселодой 22,6 мес. Сравнение коэффициентов «стоимость—эффективность» для двух групп терапии представлено на рис 3. Рисунок 3. Коэффициент «стоимость—эффективность». Это означает, что большая эффективность Кселоды нивелирует прямые затраты на ее приобретение, давая ежемесячную экономию при лечении 1 пациента в 668 руб. и лучшие соотношения показателя CEA.

    Заключение

    Комбинация паллиативных хирургических вмешательств с послеоперационной химиотерапией препаратом Кселода является современной стратегией лечения больных распространенным и диссеминированным раком желудка и характеризуется эффективностью, хорошей переносимостью, удобным режимом применения и убедительными фармакоэкономическими преимуществами препарата. Данный подход обеспечивает многократный прирост продолжительности жизни больных по сравнению с результатами симптоматического лечения и почти двукратное продление жизни больных по сравнению с полихимиотерапией FAP при лучшем соотношении «стоимость—эффективность».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: