Ксения Собчак: мысли о создании собственного сайта

10 оригинальных стратегий. Ксении Собчак: она умеет в маркетинг!

Блондинка в шоколаде, ведущая «Дома 2», член Координационного совета российской оппозиции, журналист, кандидат в президенты, светская, извините за выражение, львица – смены имиджа Ксении Собчак заслуживают того, чтобы войти в учебники по маркетингу в качестве кейса для всех, кто планирует развивать персональный бренд. Разобрались, какие стратегии сделали Ксению Собчак успешной. Часть из них пригодится любому маркетологу.

№1 Менять имидж и расставаться с нерелевантной аудиторией

Один из самых запоминающихся образов Ксении – «блондинка в шоколаде». Так называлось реалити-шоу о гламурной жизни Собчак, выходившее на «МУЗ-ТВ» с 2006 по 2010 годы. По сути это был влог, которые сегодня снимает каждый второй блогер на YouTube.

Образ Ксении в этом шоу и ее жизнь соответствовали условному «идеальному образу жизни» тех лет. Но уже в этой передаче был заметен прообраз сегодняшней «серьезной» Собчак и ее любовь к высказываниям на острые темы.

Собчак говорит о Маше Малиновской в качестве депутата Белгородской думы: «Главное – правильно плакат подобрать: губы, грудь и фамилия. В моем исполнении это будет нос, челюсть и тоже фамилия, но я пока повременю»

Когда гламур и пафос вышли из моды, Ксения Анатольевна органично перевоплотилась. Продолжила выступать в качестве ведущей, побывала главредом нескольких журналов, занималась ресторанным бизнесом, выпустила несколько книг.

А в 2018 году удивила всех, объявив, что будет участвовать в выборах как кандидат в президенты. В ее открытом письме с объяснением причин видны смелые политические высказывания и критика в адрес действующей системы. Образ Ксении снова изменился – на всех ее площадках и во всех ее публичных появлениях.

После выборов процесс не закончился. Сейчас в инстаграме Собчак предстает как ведущая шоу (когда продвигает его новые выпуски), блогер (когда отрабатывает рекламные интеграции), и просто как интересующийся всем вокруг человек, достаточно смелый, чтобы прямо высказывать свою позицию.

Однако неправильно думать, что это «старт с нуля» – скорее, наслоение новой информации о личности на ту базу, что мы видели в реалити-шоу 15 лет назад.

Наряду со сменой имиджа Ксения Анатольевна легко отказывается от аудитории, которая нерелевантна ее текущим интересам. Так, в 2012 году она перестала работать на аудиторию «ТНТ».

Потерять аудиторию – ключевой страх всех компаний и персон, ведь вокруг твердят, что поклонников надо взращивать, кормить и ублажать. Но, если говорить о смене вектора, ход с отказом от старых почитателей стратегически верен, и действовать надо решительно. В первое время больший пласт прежней аудитории будет истекать ядом, но со временем на их место придет новая публика.

№2 Провоцировать

Неизменным в имидже Собчак остаются провокации, они – стержень ее медийного образа. Цель провокаций – привлечение внимания к собственной персоне, генерация трафика вокруг себя.

Главный перфоманс 2020 года – свадьба с Константином Богомоловым, на которой молодожены появились в катафалке с надписью: «Пока смерть не разлучит нас». Позже, после официальной части (включавшей, кстати, венчание в церкви) Собчак станцевала откровенный танец на сцене, который активно обсуждался в Сети.

О катафалке вместо традиционного лимузина написали крупные СМИ, а свадебный танец показали даже на «НТВ»

В 2021 году Ксения дала очередной повод для обсуждений ее персоны, проведя интервью со скопинским маньяком* после его освобождения из тюрьмы.

*Скопинский маньяк – Виктор Мохов из Рязанской области, который в 2000 году похитил двух девушек и почти четыре года держал их в подземном бункере, подвергая сексуальному насилию. В 2021 году после 17 лет тюрьмы Мохов вышел на свободу.

Многие посчитали недопустимым давать площадку для высказываний человеку, который не раскаивается в содеянном и даже гордится преступлением.

В марте 2021 года на фильм поступила жалоба в Общественную коллегию по жалобам на прессу. Члены коллегии рассмотрели фильм как «журналистское произведение популярного видеоблогера, формат которого близок к телевизионному интервью» и дали заключение:

«Тема сексуализированного насилия не только может, но и должна быть предметом журналистского исследования. Однако ее деликатность и опасность ретравматизации жертв требуют от журналиста особой осторожности при освещении данной темы».

При этом Коллегия констатировала, что профессионально-этические документы не содержат конкретных норм, которые можно использовать в качестве ориентиров для профессиональных журналистов, берущихся за данную тему, что чревато приблизительностью дальнейших выводов и оценок.

Аудитория разбилась на два лагеря – столкновение двух точек зрения способствовало популярности видео не меньше, чем провокационность его темы. С точки зрения упоминаемости Ксения оказалась на высоте. Посмотрите на график Wordstat – по запросу «Собчак» в период с 22 по 27 марта количество запросов увеличилось с 30 тыс. до 84 тыс.

Ксения громко радовалась успеху и в своем TikTok подзадоривала комментаторов, провоцируя на новые обсуждения.

Когда снял документалку на спорную тему и идёшь читать комменты

Ролик в TikTok по поводу документалки с маньяком

После выхода интервью о нем написали «Сноб», «Медуза», «Афиша», Lenta.ru, Esquire и многие другие издания. На сегодняшний день ролик со скопинским маньяком набрал 6,8 млн просмотров – это в 2-3 раза больше, чем почти все другие интервью с канала Собчак (больше просмотров – только у интервью с t.A.T.u. – 7,4 млн).

Юмористическое YouTube-шоу Comment Out радует зрителей провокационными заданиями для участников. В этом шоу Ксения Анатольевна играла против певицы Юлии Zivert, и последней выпало задание – выложить в Instagram черный квадрат с треком «Убили негра» и подписью «Миннеаполис, я с тобой, #blacklivesmatter*, смотреть со звуком».

*Black Lives Matter (BLM) – движение в поддержку афроамериканцев, активизировавшееся в Миннеаполисе в 2020 году после убийства Джорджа Флойда. Флойда задушил полицейский при исполнении, и общественность требовала применения к нему высших карательных мер. В поддержку темнокожих был запущен масштабный флешмоб – в Instagram знаменитости, компании и обычные люди публиковали черные квадраты в знак солидарности. В этом контексте публикация черного квадрата под песню «Убили негра» выглядит злой насмешкой над ситуацией.

Юлия отказалась, а Ксения, несмотря на то, что задание было чужим, решила его выполнить. Позже она удалила публикацию и написала в Instagram: «предыдущий пост считайте выбитым под пытками».

Общественность и рекламодатели Ксению не поддержали – в комментарии к посту подтянулись негативщики, а компания Audi, сотрудничавшая с ней восемь лет, разорвала рекламный контракт.

Играя на чувствах людей, надо быть готовым к негативным последствиям. Собчак была готова и нельзя сказать, что сильно расстроилась из-за разрыва контракта. Она постаралась обернуть историю в свою пользу:

«Я готова ходить пешком, но я никому не дам заткнуть мне рот. Я буду говорить то, что я думаю, как я это всегда и делала, и я против того, чтобы людей наказывали и устраивали общественные советы в стиле комсомольцев за их слова», – сообщила она «Открытым медиа».

№3 Язвить и давать этим повод для обсуждений

Ксения Собчак остра на язык и не стесняется в высказываниях. По данным «Медиалогии», на февраль 2021 года она находилась на пятом месте среди самых цитируемых журналистов, наряду с Владимиром Познером, Дмитрием Губерниевым и Владимиром Соловьевым, а в марте 2021 поднялась на первую строку рейтинга, и с тех пор не теряет место в пятерке лучших.

Недавнее интервью с t.A.T.u. – пример не просто провокации, а троллинга. Бывшей солистке группы Юлии Волковой, которая участвовала в праймериз «Единой России», Ксения задала вопрос, поддерживает ли та закон Димы Яковлева*?

*Закон Димы Яковлева запрещает гражданам США усыновлять российских детей-сирот. Был принят в России в 2012 году после смерти русского мальчика в американской семье.

Волкова начала уходить от ответа, и Ксения «подсказала» ложную формулировку сути закона – «это закон о том, что нельзя играть в футбол в маленьких городах, если рядом есть проезжая часть. Ты согласна с этим?». «Согласна», – сказала Юлия и выглядела, мягко говоря, очень несведущей.

Интервью Собчак и Волковой

С декабря 2018 по апрель 2019 года в Instagram Ксении то и дело появлялись колкие стихи неоднозначного содержания. Адресованы они были Сергею Шнурову, дружба с которым у Собчак прекратилась после его разрыва с Матильдой Шнуровой. Сергей в ответ сочинял собственные опусы.

История со Шнуровым получила интересное продолжение. В июне 2020 года на съемочную группу Собчак напали на территории Среднеуральского женского монастыря, захваченного Схиигуменом Сергием. В связи с нападением о Собчак написали все СМИ. Прокомментировал его – снова в стихах – и Сергей Шнуров. Это стало отдельным поводом для обсуждений. Не знаем, какие эмоции были у участников, но упоминаемость обоих точно увеличилась.

№4 Использовать сильный нейминг и образы

Название канала Собчак в Telegram – «Кровавая барыня». Открытие канала журналистка анонсировала в своем Instagram, использовав провокационное фото. На снимке Собчак в коротеньком платье и испачканном кровью фартуке сидит с ножом в руках рядом с разрубленной тушкой какого-то животного.

Название шоу на YouTube – «Осторожно, Собчак!». Нейминг соответствует медийному образу Ксении Анатольевны, в нем тоже заложена провокация.

А если вспомнить первоначальную заставку для шоу?

Один из первых выпусков «Осторожно, Собчак!»

Цепи, гвозди, мрачное помещение – то ли бункер, то ли камера в психбольнице. Видеоряд, в итоге не увязавшийся с содержанием шоу, демонстрирует желание Собчак… нет, не эпатировать, а снова провоцировать.

Провокация удалась – заставка горячо и весело обсуждалась на «Прожарке»

Для самих роликов Ксения также использует сильные названия. Они демонстрируют желание говорить то, что она думает – даже если это не вполне политкорректно.

Аналогичная история и с авторскими программами.

Ксения при любой возможности подчеркивает свой образ бунтарки через нейминг. Она часто говорит, что действует против правил и так, как хочется.

№5 Использовать любые инфоповоды для самопиара

Практически любая острая тема в Сети обсуждается с участием Собчак, будь то дело Ивана Голунова, протесты в поддержку Навального, вакцинация от Covid-19 или освобождение скопинского маньяка.

Случаются и неудачные попытки вклиниться в ход событий. Яркий публичный провал – история с киноблогером BadComedian (Евгением Баженовым) в 2019 году. Евгения за нарушение авторских прав в одном из роликов пыталась засудить компания «Киноданс». Ксения сообщила блогеру, что договорилась с представителями «Киноданс», и они готовы отозвать иск, если тот приедет в студию и поучаствует в публичных дебатах с компанией. То есть хотела примирить их у себя на шоу. Когда Евгений отказался, она опубликовала на своем канале ролик «Как я пыталась помочь BADCOMEDIAN».

Собчак после неудавшейся попытки договориться с BadComedian вынесла в публичную плоскость их диалог, представив ситуацию так, будто Баженов отказался идти на контакт. Видео собрало 42 тысячи дизлайков против 12 тысяч лайков

BadComedian снял ответное видео, в котором обнародовал диалог полностью, и в результате под роликом Собчак собрались негодующие Женины фанаты

Конфликт с BadComedian, как это часто бывает с Собчак, не обсуждался в Сети слишком долго, потому что она мгновенно дала новый повод для обсуждений – осветила дело Ивана Голунова, журналиста «Медузы», незаконно арестованного по обвинению в хранении наркотиков, и провела с ним интервью после освобождения из-под стражи.

Например, так выглядят «Яндекс.Новости» по запросу «Ксения Собчак» за последние три дня – исключаем «событийные» вещи вроде заказанного на день рождения мужа «подарочного» Киркорова и интервью с бывшим мэром Якутска Сарданой Авксентьевой.

№6 Не открещиваться от ошибок прошлого

Несмотря на смену имиджа, Ксения Собчак не отрицает прошлых ошибок. В этом смысле она остается верной себе.

В 2013 году оказался опубликован диалог Ксении Анатольевны с управляющей дома, в котором она на тот момент проживала. Собчак ругалась матом и требовала, чтобы рабочие (вероятно, заканчивавшие отделку дома) прекратили шуметь по утрам. Управляющая отвечала, что с 13 до 14 у детей, живущих в доме, тихий час, и рабочим приходится начинать рано, а Ксения желала смерти «мелким гаденышам» и требовала, чтобы ее права учитывались ничуть не меньше, чем права «этих пи****сов».

История преследует Ксению и по сей день, но она и не думает от нее открещиваться, а наоборот – сама публикует в Instagram отсылки, поясняя, что полюбила чужих детей после рождения собственного сына.

Многоходовочка сработала: как Ксения Собчак вошла в инфобизнес

Ксения Собчак остается на волне обсуждения. Сначала она сняла фильм «Инфоцыгане: большой разбор», где разоблачает представителей инфобизнеса, которые «продают воздух». Потом на своем ютуб-канале выложила интервью с Еленой Блиновской. А недавно заявила, что запускает собственный информационный продукт. Все гадают, что за курс она приготовила и зачем вообще провернула акцию с разоблачением, если сама шагнула в инфобизнес. Генеральный директор МАЭР Юлия Трус разбирает действия Ксении с точки зрения маркетинга.

  • 1. Треугольник Карпмана

В своем прогреве Собчак использовала классический треугольник Карпмана, который часто применяют в эмоциональных продажах.

Треугольник Карпмана — это модель созависимых отношений, в которых участвуют трое и играют каждый свою роль: Жертвы, Спасателя и Агрессора.

Все разоблачители инфобизнеса, в том числе — Ксения Собчак, стебут заезженные прогревы, где бедного человека (родственника) инфобизнесмен берет под опеку на короткое время и помогает ему заработать.

Как распределяются роли в треугольнике:

  • Бедный подписчик, которому посчастливилось быть опекаемым звездой или блогером – это Жертва.
  • Блогер, который берет под опеку подписчика, выступает в роли Спасателя.
  • Ну и Агрессором выступает ситуация, в которой оказывается жертва.

Задача блогера – показать, какой он молодец, что у него есть некое секретное знание, инструмент – что-то, что помогает избавить Жертву от Агрессора – безденежья, плохого здоровья, лишнего веса, мужа-абьюзера и т.д. Вокруг этого треугольника продюсеры прописывают свои прогревы.

Ксения Собчак слегка видоизменила треугольник

  • Инфобизнесмены выступили в прогреве в роли агрессоров.
  • Ксения выступает в роли Спасателя.
  • В роль Жертвы Ксения ввела всю свою аудиторию.

Она не зря выбрала для разоблачения блогеров, которые создают одни из самых популярных и массовых инфопродуктов. Чем больше аудитория, тем больше людей, которых Ксения может спасти.

Что происходит после спасения в отношениях «спасатель – жертва»:

  • Жертва готова отдать все.
  • Она преданна и абсолютно доверяет Спасателю.
  • Когда Спасатель всех спас, он может предложить жертвам все, что угодно.

Собчак вполне качественно «спасла» аудиторию. Это показывают ее охваты, отклики и репосты. Давайте более детально разберем, как она это сделала.

  • 2. Триггеры

Ксения использовала маркетинговый триггер взаимного обмена: сделай что-то бесплатно, чтобы вызвать у человека чувство благодарности, долга, и потом скажи, как тебя можно отблагодарить. При этом она еще выступает в роли Спасателя – мол, мне все это не нужно, я просто хочу открыть вам глаза.

Правильно были выбраны персонажи для разоблачения. Они триггерят аудиторию своей успешностью, деньгами и признанием. Большинство людей это раздражает: мы тоже так хотим, но у нас этого нет. Поэтому агрессоры прекрасно сыграли свою роль.

  • 3. На одном языке с аудиторией

Посмотрите ролик про разоблачение «Инфоцыгане: большой разбор» и несколько любых других роликов Ксении, хотя бы отрывки из них. Обратите внимание на разницу, как ведет себя Ксения в ролике про разоблачение и как она ведет себя в других интервью. Это два абсолютно разных типа поведения.

Ксения – глубокий, начитанный человек. И если бы она применяла соответствующую лексику и вела бы себя так же, то вряд ли она была бы понята массами. Поэтому в видео присутствует упрощенная речь, ничего лишнего во внешнем виде, много жестов, динамичная речь. Это то, что поймут интеллектуалы и оценят обыватели.

Если вы хотите узнать больше о манипуляциях, которые применяют в прогревах к запускам, почитайте книги Джеффа Уокера.

  • 4. Ажиотаж

По сути, после выхода видео про инфобизнес Ксения могла бы просто вывести свой продукт, и его бы раскупили. Но это слишком плоско для нее. Ксения организует дебаты с Григорием Аветовым.

На дебатах Григорий с удовольствием рекламирует свою платформу, и во время эфира к нему «случайно» приходит идея предложить Собчак создать свой курс. Ксения Собчак использует уловки «а зачем мне это надо?» и «почему я?». И Григорий начинает рассказывать аудитории, почему миру так не хватало курса от Собчак. Аудитория начинает уговаривать Ксению. Та немного поломалась: «Если я это сделаю, то это должно быть очень дорого и нереально круто».

И вот аудитория заглотила наживку с убеждением, что курс от Собчак обязательно будет мегакрутым, мегадорогим и мегапрофессиональным. Кто из вас не хочет увидеть такой курс? И аудитория пошла упрашивать и даже умолять Собчак запустить свой курс.

  • 5. Стратегия на перспективу

А потом Ксения выпускает интервью с Еленой Блиновской, той самой, которая делает марафоны желаний. Интервью Собчак предусмотрительно хранила еще с августа, и я делаю вывод, что эта многоходовка была продумана еще тогда, в августе.

Читайте также:  Елизавета Боярская возвращается к профессиональной деятельности

Возможно, это было так: звезды шоу-бизнеса всегда думали, что их профессия – одна из самых высокооплачиваемых в индустрии развлечения. И тут на празднике у Блиновской все осознали, сколько зарабатывает инфобиз. Скорее всего, Ксения целенаправленно не выложила интервью тогда, иначе Елена Блиновская окончательно укрепила бы свои позиции.

А вот сейчас было самое время. Интервью стало контрольным выстрелом по всем инфобизнесменам, которых она разоблачила. Аудитории уже рассказали про всю чернь и гниль инфобизнеса, а тут еще один из самых ярких представителей проявил себя «во всей своей красе». И автоматом поведение Блиновской на интервью люди переносят на всех блогеров, которые занимаются инфобизнесом.

Не прошло и недели после дебатов, как Ксения сдается под напором страждущих и говорит: «Ок, я сделаю для вас такой курс, какого вы еще не видели».

6. Отработка возражений.

На этом все могло бы завершиться и курс продался бы уже объемом Х2. Но Ксения понимает, что Х2 – это еще не предел, и для того чтобы сделать Х10, нужно превентивно закрыть все возражения аудитории, которые люди пишут под постами: вспоминают «Дом-2», «Блондинку в шоколаде», то, как Ксения называла чужих детей, ну и, конечно, дни рождения и корпоративы, которые она вела у «инфоцыган», и рекламу тех самых «инфоцыган» в ее Инстаграме.

Но вернемся к маркетингу. Есть такое правило: «Чтобы быть хорошим продуктом, достаточно не стоять на одной полке с плохими продуктами». Но так получилось, что Ксения уже встала с теми, кого она разоблачила, на одну полку. Что же делать?

Так вот, есть продолжение этого правила: «Очерни репутацию “плохих” продуктов и встань на полку с “хорошими”». И кто в инфотусовке у нас хороший? Конечно, блогер Катя Конасова, которая разоблачает некачественные инфопродукты.

И следующий шаг многоходовочки Собчак – пригласить «хорошего» к себе на курс в качестве независимого эксперта.

Думаю, на этом пьеса не закончена. Давайте будем наблюдать. С позиции маркетинга здесь все прозрачно. И учеников, которые учатся маркетингу в моей Академии, не удивило, что еще после первого ролика Ксении про «инфоцыганство» я уверенно сказала, что она готовит свой курс. Для маркетологов, продюсеров и пиарщиков здесь все очевидно.

«Вы или бренд, или выбываете из гонки». Как заработать на самопиаре — рецепт Ксении Собчак

«Пока я не думаю, что шутки про лошадь имеют ко мне какое-то отношение, они меня не касаются. А как только решаю: блин, я правда похожа на лошадь — в этот момент происходит проблема».

Ксения Собчак в представлении не нуждается: в стране у нее высокая узнаваемость, ранее, согласно опросу Левада-центра, 4% респондентов включили ее в первую десятку людей, которых можно причислить к нынешней российской элите. Г-жа Собчак известна как телеведущая, общественный деятель, кандидат в президенты РФ на выборах 2018 г., а ныне продвигает свой канал на YouTube и метит в топ-блогеры. Ксения не боится делать резкие заявления, в этот раз она рассказала о том, как стать брендом и зарабатывать за счет этого.

Ксения Собчак, телеведущая, общественный деятель, кандидат в президенты РФ-2018:

— Наверняка многим знакомо ощущение, когда вы начинаете вести свой блог, пишете что-то интересное, а у вас четыре читателя. Или когда вы действительно хорошо и честно делаете свою работу, но вам не предлагают повышение, и вы занимаетесь одним и тем же много лет. Так вот это напрямую связано с тем, какой вы бренд. Мы живем в XXI веке, это, прежде всего, экономика внимания, которая основана на якорях внимания — брендах. Они не обязательно сразу должны быть глобальными: вы не можете проснуться завтра и стать Филиппом Киркоровым — во лбу страза, яркий костюм и звонок от Баскова на телефоне. Нет, так не произойдет.

Но, постепенно выстраивая свой образ для своего начальника, подчиненных или коллег, вы будете формировать в людях ощущение: Иван Иваныч Пупкин является вот таким человеком. Тем, кто никогда не опаздывает на работу, например. Все будут знать, что вы приходите в офис за 10 минут до начала рабочего дня. Вам кажется, это мелочь, но это производит колоссальное впечатление. Намного большее, чем если вы сделаете в пять раз больше работы — вот этого люди не заметят. Из того, как вы выглядите, говорите, какие привычки вводите в свой ежедневный график, окружающие складывают о вас впечатление. И когда-то позовут именно вас — чтобы предложить повышение, дать ответственную работу и то, о чем вы не могли мечтать.

4 причины, зачем нужен бренд

Прежде всего, бренд — это возможность за одну и ту же работу получать добавленную стоимость. Мы продаем свои услуги дороже. Нужно просто уметь продавать себя или то, что ты делаешь. Представьте, сколько бы вы хотели получать, а теперь прибавьте к этой сумме еще столько же. Просто назовите эту цифру, и вы начнете ее получать. Как только вы повышаете свою цену, люди начинают по-другому на вас смотреть и иначе относиться к вашим услугам.

Есть очень крутой менеджерский кейс, который наглядно это иллюстрирует — он связан с полуостровом Сардиния. Когда он был куплен в 1960-х годах группой инвесторов, то был ориентирован на средний класс, заполонен недорогими отелями и местами отдыха, и бизнес там шел не очень. Тогда инвесторы обратились к консультантам из McKinsey&Company с вопросом, что делать — как начать зарабатывать. Специалисты провели серьезный анализ и выдали по итогу огромную папку с отчетами и рекомендациями. И один листочек — с краткими выводами. Там было написано одно: просто поднимите цены в пять раз. Сделайте это место очень фешенебельным курортом: постройте три крутых отеля, закройте дешевые и посмотрите, что будет. Сейчас Сардиния — одно из самых дорогих мест отдыха в мире.

Помните: если вас не заметят, вам не станут платить больше за одну и ту же работу — как бы хорошо вы ее ни делали. Вы или бренд, или выбываете из этой гонки.

Кроме того, нужно понимать, что в течение ближайших десяти лет 90% белых воротничков или останутся без работы, или будут под угрозой увольнения. Поэтому уже сейчас всем нужно очень хорошо подумать, что сделать, чтобы не оказаться в такой ситуации. Мир меняется, и мы обязаны меняться вместе с ним. Нужно становиться топ-оф-майнд — первым, что приходит в голову. Например, если я говорю «русская актриса», на ум сразу приходит Чулпан Хаматова или Рената Литвинова. Не потому, что они лучше остальных, просто это топ-оф-майнд. Или когда я скажу «адвокат», вам в голову тоже придут определенные фамилии. Так вот стремитесь к тому, чтобы ваша работа была неразрывно связана с вашей фамилией. Пусть все знают, что вы лучший стоматолог в этом городе, лучший устроитель мероприятий, лучший юрист. Тогда в случае необходимости люди пойдут именно к вам. Условно говоря, вы должны стать шампунем от перхоти номер один — вы ведь сразу понимаете, о каком идет речь? Вот так же должны понимать и про вас.

Бренд также дает больший кредит доверия. Мы можем иногда говорить не то, не попадать в ноты, но бренду всегда будет прощаться многое. Если человек идет в известную компанию и доверяет этому имени, он будет готов простить больше, чем фирме-ноунейм, которую он не знает. Потому что рассчитывает там на меньшую цену, думает, что в компании без раскрученного имени работают хуже, и всегда будет придираться к качеству ее услуг.

А еще бренд в России — это инструмент защиты. Если вы умеете быть публичным, то проблем в нашей стране у вас может быть гораздо меньше. С вами никто не захочет ссориться.

Как стать брендом. С чего начать

Прежде чем начать быть брендом, надо ответить самому себе на главные вопросы. Первый: «Куда я живу?». Мы всегда смеемся, когда ребенок говорит, что хочет стать пожарным или космонавтом, но он в этот момент прав — он говорит о том, кем хочет стать прямо сейчас, он живет в моменте времени. Не думает: «Мне надо стать топ-менеджером госкорпорации, потому что там я смогу воровать огромные деньги». Или: «Мне надо стать риелтором, потому что у меня есть знакомый в компании, которая продает недвижимость, и он меня туда устроит». Дети думают о том, чего хотят действительно здесь и сейчас. Станьте детьми в этом смысле! Потому что вы никогда не добьетесь успеха в том, что вам неинтересно.

Вспомните, что вы любите в жизни больше всего — вам нужно работать именно в этой сфере. Если вам нравится готовить, можете сделать блог о кухне, писать кулинарные книги, работать в ресторане и расти в эту сторону. И может быть, через какое-то время вы откроете собственное заведение или станете самым крутым шеф-поваром страны.

Если вы любите ходить по магазинам, это не значит, что вы приспособлены только для того, чтобы тратить деньги. Сделайте это своей профессией: станьте крутым стилистом, занимайтесь продажами в бутиках, идите в этот фэшн-бизнес и развивайтесь там.

Если же вы будете заниматься неинтересной вам работой, то не сможете заставить себя делать рутинные вещи, которые есть в любой профессии. Так что задавайте себе вопрос «куда я живу» каждый день и контролируйте свой трекинг. Как только вы поймете, что вы не просто просыпаетесь утром, скроллите ленту и засыпаете вечером, а куда-то живете, то совершенно осознанно пойдете к этой цели.

Второй важный вопрос: «Знаю ли я свой двигатель?». То, что меня по-настоящему вставляет, что приносит мне кайф. Подумайте, что вы любите в жизни больше всего, и стройте свой бизнес вокруг этого. И третье: «Делаю ли я каждый день что-то, что приближает меня к цели?». Если вы знаете, куда вы живете, от чего получаете удовольствие и что вы сделали сегодня, чтобы достичь желаемого, если синхронизируете эти три вектора, то станете еще ближе к тому, чтобы стать брендом.

Что конкретно делать: 7 шагов

Торговая марка может вам достаться — купил и все. Бренд никому не дается от рождения, какая бы фамилия у вас ни была. Мы все получаем изначально только имя и фамилию — это торговая марка. Если делать свою работу хорошо, в лучшем случае можно стать lovemark — вам будут симпатизировать. А вот чтобы стать брендом, нужно что-то еще.

Первое: хороший продукт. Если делать свою работу некачественно, вас быстро раскусят. Поэтому нужно усердно пахать, нарабатывать репутацию каждый день.

Второе: создавайте ценности — что-то полезное для других людей. Когда вы устраиваетесь на работу, не думайте о том, почему она нужна вам. Это самая большая ошибка на собеседованиях. Работодателю все равно, почему вы хотите к нему в фирму, его не волнует, что у вас есть высшее образование, где вы работали раньше и какая вы прекрасная. Вам нужно объяснить, почему вы нужны этой компании, почему будете незаменимы в офисе. Если вы знаете, как увеличить продажи, как решить те или иные проблемы, перечисляете несколько деталей, которые успели заметить, и предлагаете варианты, как изменить их к лучшему, — вы увидите, как поменяется к вам отношение. В вас увидят ценность и наймут. А бренды без ценности — это пустышки и однодневки, они не живут долго.

Так что сделайте таблицу «Особенности работы со мной: преимущества и выгоды, которые получит клиент». Впишите себя в формулу ценности: я плюс глагол действия плюс целевая аудитория плюс что вы решаете.

Далее: правильное продвижение себя, чтобы стать заметным. Многие говорят, это сложно сделать без денег. Но это все чушь! Расскажите это Биллу Гейтсу или Стиву Джобсу — про то, как нет денег. Или хозяину Starbucks, который 96 раз получал от банка отказ в кредите на свой проект и все равно продолжал в него верить. Сейчас этот человек миллиардер, у него кофейни по всему миру. А вы готовы 96 раз услышать «нет»? Выдержит ваше эго эти отказы? Или на четвертой неудаче вы развернетесь и пойдете работать в нудный офис, просто чтобы зарабатывать на жизнь?

Я убеждена: сегодня можно продвигать себя любым способом, оставаясь специалистом и зарабатывая деньги там, где вы работаете здесь и сейчас. Блог, авторская колонка, Facebook, Instagram, какие-то тусовки — все, что угодно, чтобы продвигать себя и свои идеи! Мы живем в век соцсетей, и очень важно, как выглядит ваша страничка там — даже если вам кажется, что ее видят только ваши родственники и друзья. Аккаунт формирует мнение о вас, гораздо более развернутое чем то, что складывается после собеседования. Представьте, что на вашу страничку может случайно попасть человек, у которого вы бы хотели работать больше всего на свете. Что он о ней скажет? Понравятся ли ему ваши котики и тарелки с едой? Что он увидит такого, что выделяет вас из тысяч других аккаунтов? И сделайте соцсети одним из методов своего продвижения.

При этом не бойтесь следить за теми, кто уже добился успеха, не бойтесь им завидовать. Это тоже в какой-то степени двигатель прогресса. Пусть они станут для вас примерами того, как нужно выстраивать свой бренд и бизнес. Учитесь, черпайте вдохновение в этих людях и в их примерах успеха. Выберите себе ту область, где хотите быть лучшим, и следуйте за теми людьми и идеями, что уже есть. И делайте лучше.

Кроме того — внимание упаковке: очень важно, как вы выглядите. Меня потрясло одно исследование: мужчин и женщин клали в аппарат МРТ, который считывает импульсы мозга. Подключали электроды к разным мозговым долям и сравнивали, как человек себя чувствует, если лежит в обычной спортивной одежде, и когда одет красиво и дорого. Оказалось, центры, отвечающие за уверенность в себе, ведут себя по-разному: хорошо выглядящий человек чувствует себя намного увереннее. Пользуйтесь этим! Одно дело, когда вы приходите в кроссовках и трениках, и совсем другое — когда вы отглаженный, чистый и красивый. Необязательно носить супердорогие вещи, но вы должно выглядеть стильно.

В журнале, где я работала, я не разрешала девушкам-сотрудницам приходить на работу в кроссовках. Потому что знала: туфли на шпильках придают уверенность в себе, даже если ходить в них неудобно. Как только ты надеваешь шпильки, это обязывает тебя выглядеть красиво в целом. Так что даже если вы не выспались и вам неудобно, вы выглядите стильно и красиво. И это та упаковка, которую увидит большое число людей.

Также важно, как вы говорите, как формулируете мысли, разговариваете ли коротко или пространно. И какой у вас характер — комфортно ли с вами работать. Подумайте об этом.

Придумайте себе фразы-наброски, которые можно использовать в разных ситуациях, несколько удачных образов — разработайте бренд-бук своей личности. Я не шучу, это правда очень помогает.

Сфотографируйте себя в разной одежде, с разным видом, прическами и покажите фото своим друзьям и самым близким людям. Выясните, как вам лучше всего. Запишите несколько видео и посмотрите со стороны, в какой одежде, в каком цвете, с какой прической, с каким темпом речи вы смотритесь наиболее органично. Если ваш образ совпадает с одеждой, речью и тем, что вы продаете, вы попадаете в десятку.

И самое главное — то, что всегда мешает — убейте свой страх. Это самая мощная эмоция, которая не дает нам развиваться. Особенно много страха в нашей стране, я это замечала много раз на себе лично. Люди мне часто говорят: «Как же ты не боишься, что у тебя не получится? Вдруг вам не удастся создать свой проект, выиграть выборы». И каждый раз я с удивлением отвечаю: «Это не так важно. Главное — что ты делаешь, что идешь».

Неважно, сколько раз ты упал, важно — сколько поднялся. И если у вас за спиной пять неудачных бизнесов, это не значит, что вы неудачник. Это значит, что вы пробовали и пока не нашли то, что вам нужно. А эта культура жизни без ошибок в нашей стране просто преступна.

Весь мир, все западное образование построено по принципу: ты должен пробовать новое, ошибаться, ведь у тебя никогда ничего не получится сразу. Но постепенно ты научишься и станешь лучшим в каком-то деле — там, где тебе будет по-настоящему интересно. Важно только то, что ты идешь к своей цели. А каждое из падений — это урок, гораздо более ценный, чем мгновенный успех и крах чуть после, когда вы и не поняли, почему все рухнуло. Поэтому если что-то не получается — это нормально.

Читайте также:  Дима Билан в Твиттере: поездка в США и ближайшие планы

Как убрать страх? Еще большим страхом. Задайтесь вопросом: что я не получу, если не сделаю этого. Важна правильная работа с эмоциями. Так, ни одно событие не оказывает воздействие на человека, важна только его интерпретация. Я всегда об этом говорю: человека нельзя обидеть, он может только принять решение обидеться. Никакие слова не могут в вас попасть, и это уж я говорю на собственном опыте.

Пока я не думаю про себя, что шутки про лошадь имеют ко мне какое-то отношение, вот до этого момента они меня не касаются. А как только решаю: блин, я правда похожа на лошадь — в этот момент происходит проблема. Станьте сильными! Если кто-то вам сказал, что вы плохо выглядите или не подходите для этой работы — это не имеет к вам отношения! Самое важное — ваше внутренне ощущение.

Наплевать, какой у вас нос, рост, сколько вы весите и как живете. Пока вы не считаете, что это проблема, это проблемой не является. Негативные мысли должны быть под запретом, особенно негативные мысли о себе.

Запомните это навсегда, и это точно избавит вас от страха. Если бы я зацикливалась на всем том негативе, который постоянно окружает меня, то, наверное, давно застрелилась бы. Думайте только о том, как сделать себя лучше, чем вы были вчера. И помните: если вы не сделаете чего-то в своей жизни: не добьетесь, не пойдете и не получите того, что, как вам кажется, принадлежит вам по праву — это станет главной ошибкой. Бойтесь, что у вас не получится именно это, а не того, что вам где-то в очередной раз скажут «нет». Идите к своей цели.

Материал написан на основе выступления на бизнес-конференции АМОКОНФ-2019 в Екатеринбурге

Как высмеяли анонс онлайн-курса Ксении Собчак. Заподозрили «прогрев» в сюжете с критикой «инфоцыган»

Некоторые пользователи Сети раскритиковали решение журналистки Ксении Собчак выпустить свой онлайн-курс, припомнив ведущей недавний выпуск про «инфоцыган». Многие комментаторы высмеяли Ксению Анатольевну, посчитав, что её видео с разбором блогеров и коучей, продающих курсы личностного роста и марафоны о богатстве, было «прогревом» перед стартом продаж собственного продукта.

Журналистка Ксения Собчак в своём инстаграм-аккаунте @xenia_sobchak анонсировала создание своего курса на рынке онлайн-образования — в посте, опубликованном 7 января, ведущая ютуб-канала «Осторожно: Собчак» рассказала о грядущем бизнес-проекте.

У меня за плечами опыт построения разных успешных бизнес-проектов — хочу переложить его в создание нового. Мы уже работаем над ним. Ведутся переговоры, строится большая инфраструктура, я хочу создать серьёзный продукт вместе с мировыми авторитетами, — пояснила Ксения Анатольевна.

Ведущая также уточнила, что именно идея создания собственного курса стала причиной появления выпуска ютуб-шоу «Осторожно: Собчак» об «инфоцыганах» — популярных блогерах и коучах, продающих марафоны о богатстве. В ролике, опубликованном в декабре 2021 года, Ксения Анатольевна разобрала популярные методы продаж курсов личностного роста, получив в ответ не только положительную реакцию зрителей, но и критику: ранее Medialeaks рассказал, как психолог Вероника Степанова возмущённо отреагировала на видео журналистки, обвинив ту в разжигании межнациональной розни в интернете.

Я уже думала над созданием онлайн-продукта и в процессе стала как журналист изучать этот рынок. То есть выпуск про инфожуликов взялся не из воздуха. В процессе расследований мой энтузиазм даже поугас, глядя на то, какие инфопродукты покупают (а значит — хотят покупать) люди. Сложилось ощущение, что именно такой контент нравится большинству. И вроде бы научность даже уже не в тренде, — отметила ведущая.

Ксения Собчак пояснила, что общественная реакция на выпуск об «инфоцыганах» и стала решающим фактором, который заставил решиться на создание своего онлайн-курса.

Видя резонанс [после видео], мой интерес к созданию проекта вернулся. Хочу сделать его не только научным и твёрдым, но и интересным, лёгким для понимания, — пообещала журналистка.

Некоторые пользователи Сети положительно оценили намерение ведущей выйти на рынок онлайн-образования, но многие комментаторы высмеяли анонс курса, заподозрив в видео про «инфоцыган» искусный, по мнению критиков, «прогрев» — повышение лояльности аудитории к будущему инфопродукту.

Да, хорошая идея… Но! Получается, что все эти выпуски-расследования были «прогревом» перед тем, как запустить свой продукт?

Собчак всех переплюнула в «искусстве» прогрева

Чего и следовало ожидать, весьма предсказуемым был «прогрев».

А часть пользователей инстаграма заподозрили журналистку в двойных стандартах.

Как-то странно писать про нечестные «прогревы»… А самой воспользоваться тем же самым. Двойные, а то и тройные стандарты. А в целом идея, конечно, неплохая, если бы не «прогрев»…

Ранее Medialeaks рассказал, как лайф-коуч Елена Блиновская нагрубила Ксении Собчак в ходе интервью — ведущая сделала замечание о «Марафоне желаний» блогерши. Разгневанная словами журналистки инфлюенсерша пригрозила той плевком в лицо.

“Все продаются”. Как Ксения Собчак учила меня личному брендингу

Корреспондент Лайфа с трудом пережил лекцию Ксении Собчак о личном брендинге, похожую на смесь заседания религиозного культа с плохим стендапом.

Фото: © РИА Новости/Рамиль Ситдиков

— Ксению послушать пришёл, — делится планами с тонкой блондинкой кожаная куртка с лысым мужчиной внутри. — Умная баба, как-никак. Глупостей не скажет.

Разговор происходит субботним вечером в фойе московского “Вегас сити холла”. Через двадцать минут начнётся лекция Ксении Собчак о личном брендинге. Большинству людей перед дверями зала про личный брендинг рассказывать излишне — они одеты на зарплату провинциальной учительницы за полгода.

Есть и те, кто только собирается дорого одеваться в будущем. У Алёны бизнес по продаже тортов в “Инстаграме”. На неё работают два повара-кондитера, но молодая бизнес-леди не может победить конкурентов — их много, а она одна. Уже несколько месяцев она хочет сделать так, чтобы у выпечки появилась фишка, а выручка позволила Алёне свинтить с основной работы. Это уже пятая её лекция по брендированию за последние два месяца. Весь график Алёны состоит из вебинаров, лекций и семинаров в бизнес-центрах. Она неловко шутит, что пока её наёмницы пекут, она печётся.

Прохожу внутрь. Зал вмещает полторы тысячи человек, но занята только треть кресел. Хочется позлорадствовать, но всё равно получается, что при средней цене билета в 2500 рублей Собчак за один день превращается в рублёвого миллионера.

Ксения чуть-чуть задерживает выступление, есть время пообщаться с соседями. Справа от меня сидят Елена и Андрей — замужняя пара. У Андрея какой-то серьёзный бизнес с серьёзными партнёрами — он просит себя не снимать. Супруги приехали из центра города “посмотреть на звезду”. “Она затащила, — подмигивает Андрей, кивая на жену, — мне такое не очень интересно”.

Елена же ведёт себя как настоящая фанатка. Она смотрела “Дом-2”, пока не сменились ведущие, читала все книжки Собчак, следит за всеми её социальными сетями и не пропускает ни одной её программы. Елена объясняет, что Ксения для неё — модель русской женщины. Всё делает, везде успевает и сделала из себя звезду сама. В жизни Елена — менеджер одного из крупных банков, но мечтает о собственном деле. Каком именно, пока не решила.

Гаснет свет. На сцене появляется Собчак. После пары приветствий и шуток она задаёт вопрос, кто из присутствующих работает в продажах. В продажах, оказывается, работает пять человек в партере. “Нет, — говорит Ксения, — вы все работаете в продажах”. Зал удивлённо ухает. Ксения объясняет, что в нынешнем мире каждый человек — бренд и его репутацией требуется грамотно распоряжаться. Зал шуршит ручками и карандашами. Я понимаю, куда попал: на плохую лекцию о личном брендинге.

Дальше полтора часа Собчак долго и нудно объясняет вещи, очевидные всем, у кого есть профиль хотя бы в одной социальной сети: что имя каждого человека — бренд, в этот бренд требуется безостановочно вкладываться, а потом пожинать дивиденды, что нужно следить за репутацией и не допускать “смешанного посыла”, когда у вашего бренда разнятся цель, средства, слова и действия.

Зал согласно кивает на каждом слове и послушно хихикает над каждой шуткой. В какой-то момент со сцены звучит словосочетание “атомный говномёт”, и зал рвёт в клочья от смеха. Слёзы катятся по лицу серьёзного бизнесмена Андрея. Я тревожно озираюсь. Наверное, в зал пустили газ.

Собчак продолжает читать ленту паблика “ВКонтакте” “Мечты миллионера”: “выбери работу по душе, и тебе не придётся работать ни дня в своей жизни” или “сначала требуется работать на имя, а уже потом имя будет работать на тебя”. Я лениво проверяю “Фейсбук”, “Твиттер”, пишу пару сообщений близким, смеюсь над новым мемом “как итальянцы делают вещи” и потихоньку начинаю искать выходы из помещения.

Не спасает даже история о том, что “Бургер кинг”, известный своим скандальным маркетингом, предлагал ей за десять миллионов долларов назвать сына Кингом, но из Кинга Виторгана, по её мнению, мог бы вырасти только боксёр. Зал проглатывает байку и просит ещё.

За спиной у Собчак банальности показываются на двух больших экранах. Время от времени на них появляются дурацкие схемы, длинные бессмысленные предложения или тупые картинки с одним словом, например “про-движение”, которому надо было умереть в словарях маркетологов 2001 года. Каждую картинку тут же послушно фотографируют десятки телефонов. Кто-то начинает шуршать карандашами в блокнотах. Елена бьёт Андрея в плечо и тыкает в экран: “Смотри, слово “успех”. Если на земле есть филиал ада, то попасть в него стоит две с половиной тысячи рублей.

Когда казалось, что смерть уже неминуема, началось самое интересное — секция вопросов. К микрофонам начали подходить смельчаки и после минуты признаний в любви и выражения респектов вопрошать вещи вроде “каково быть мамой”. Собчак на каждый вопрос мирно улыбается, а потом начинает вышагивать по сцене в пятиминутном монологе, который никак не включает ответ на заданный вопрос.

После того как звучит третий вопрос, хочется выдавить себе ключами глаза. История повторяется, как будто вопросы задают клоны одного и того же — очень скучного — человека. Ксения, вы такой молодец. Ксения, я слежу за вами уже семь лет. Ксения, расскажите, как у вас получилось стать такой успешной? Цикл безумия не заканчивается. Я понимаю, что это не лекция, а заседание ячейки религиозного культа, поклоняющегося словам “брендинг”, “успех” и “репутация”.

В дверях я сталкиваюсь с Алёной. Ей лекция кажется неполной, бессодержательной и совершенно бесполезной. Мне лекция кажется приспособленной под современные условия средневековой пыткой. Мы расходимся с Алёной, оставшись каждый при своём мнении.

Подхожу к гардеробу. В голове возникает вопрос: а что, собственно, за бренд у самой Ксении Собчак? Кто она? Телеведущая, журналист, главный редактор, певица, шоувумен или публицист? Нет, Ксения Собчак — это особый человек, который объявляет, что будет в определённом месте в определённое время говорить определённые вещи, и зарабатывает на этом миллион за день. Безупречная бизнесвумен.

Учитель, правда, посредственный. За почти два часа лекции Собчак не даёт ни одного конкретного совета или плана действий для начинающих бренд-менеджеров. На экране за ней появляются простенькие схемы или каракули по имени Зиза и Буба, в которых она требует видеть себя и мужа. Это исповедь, мотивационный тренинг, стендап — что угодно, но не руководство по личному брендингу.

Был ли зал наполнен последними людьми в Москве, у которых нет Интернета, или это были фанаты Ксении Собчак, готовые заплатить две-три тысячи рублей, чтобы увидеть любимицу воочию? Скорее, второе. В начале выступления Ксения признаёт, что половина зала, возможно, пришла посмотреть, как она оправилась после родов, и просто разглядеть звезду вблизи, чтобы судачить на кухнях, что “не такая и красавица ваша Собчак”.

Сэкономлю ваши время и деньги — оправилась хорошо, выглядит нормально.

«Глупые вопросы — самые сложные». Правила интервью от Ксении Собчак

О принципах успешного интервью

Интервью — сложный жанр и, с точки зрения телевизионных съемок, не очень рейтинговый. Даже у самых знаковых интервью Владимира Познера показатели рейтинга ниже общей доли канала. Итоговая информационная программа на центральном телеканале или ток-шоу вызывает больший интерес у зрителя, чем разговор двух людей. Поэтому журналисту нужно сделать так, чтобы по какой-то причине аудитория предпочла эту беседу симпатично смонтированным сюжетам, бойким новостям и захватывающим историям.

Интервьюеру стоит помнить, что он работает не на себя: он не должен заботиться о том, как смотрится в кадре. Главное для журналиста — это раскрыть человека напротив. В нашей же стране удачное интервью — это диалог, в котором журналист задает какие-то выигрышные вопросы, хорошо выглядит и, по своим внутренним ощущениям, «побеждает» своего собеседника.

Чтобы раскрыть гостя, у каждого человека, работающего в жанре интервью, есть свои способы и секреты. Некоторые считают, что собеседника нужно максимально к себе расположить, тогда на него что-то найдет и, смахнув слезу рукой, он расскажет какие-либо тайны, которые до этого никому не говорил. Другие, наоборот, считают, что необходимо держать гостя в постоянном напряжении и создавать некомфортные условия. Однако ключевой фактор успеха — думать не о том, глупо ли прозвучит вопрос, красиво ли будет перебивать гостя, и не о том, что подумает человек, сидящий напротив, а о зрителе: хочет ли он переключить канал, действительно ли важно то, что рассказывает собеседник. И, если интервьюер инстинктивно понимает, что аудитория заскучала, потому что гость долго о чем-то говорит и его мысли ушли уже совершенно в другую сторону, его нужно перебить, как бы невежливо это ни выглядело со стороны.

В моей практике были некомплиментарные по отношению ко мне эфиры, но они при этом были наиболее удачными, потому что удачное интервью — это если журналист своими провокациями, которые могут злить или даже раздражать зрителя, сумел добиться от собеседника нетривиальной информации и небанальных высказываний. В этом состоит цель моей работы и причина, по которой мне интересно общаться с людьми.

Жанр интервью также сложен потому, что любой публичный человек уже успел «набить руку» и примерно знает, что будет отвечать, о чем говорить не станет, а также научился красиво сидеть в кресле, не говоря ничего по существу, — разговор сводится к давно известным банальностям, что и убивает рейтинг интервью. Люди готовы говорить часами только о своих талантах и гениальности. Когда разговор складывается таким образом, нужно искать возможность остановить собеседника, чтобы он не перечислял известные всем факты о себе.

Одно из моих любимых интервью — это диалог с Александром Бородаем . Когда такой человек идет на «Эхо Москвы» или «Дождь», он понимает, что его спросят о прослушке и международных договорах. Он готов к нападкам, и шокировать его этими вопросами не удастся. Для каждого гостя я разрабатываю отдельный сценарий разговора. Можно не всегда знать, что ответит человек, но такой сценарий поможет сориентироваться и прикинуть, через какие смежные темы можно вывести гостя на обсуждение того, что нужно. В случае с Бородаем лобовая атака с жесткими вопросами не сработала бы, и лучшей идеей было прикинуться человеком, который на нюрнбергском процессе записывает судебные показания, в течение часа неторопливо спрашивать, как развивались те или иные события, что происходило потом. И поэтапно собирать всю историю в деталях. Собеседник ожидал какого-то подвоха, которого не было — с помощью такого приема можно сделать так, что у интервьюируемого появится настрой отвечать на более жесткие вопросы.

И наоборот. Недавно у меня была Лия Ахеджакова, интервью с которой набрало огромное количество просмотров, хотя обычно материалы с актрисой не очень популярны: аудитория «Дождя» и «Эха Москвы» примерно знает, что она говорит журналистам. Поэтому мне было интересно стать адвокатом дьявола и поговорить не с позиции «Дождя» или «Эха Москвы», а от лица Russia Today или «Контр-ТВ». Это совершенно другой формат общения, который будет интересен зрителю. Эфир открыл ее по-новому, а зритель узнал какие-то неизвестные ранее вещи. Это самое ценное.

Об этапах интервью

С Владимиром Познером мы постоянно спорим по поводу «разминки» перед началом интервью, цель которой — разговорить собеседника. Мне кажется, что в письменных текстах такой вариант возможен, так как время не ограничено и все лирические отступления легко убираются на компьютере. Можно расположить к себе человека, чтобы он перестал в чем-то подозревать журналиста, и добрым голосом задавать интересующие вопросы. В телевизионном формате этого времени нет, а резать материал — это крайне грубая и неправильная работа, которая справедливо заставит собеседника обижаться. Когда речь идет о тексте, можно оставить только значимые куски и сослаться на ограничение по количеству знаков, объяснив собеседнику, что сохранено самое интересное. Если говорить о телевидении, человек всегда чувствует, что его подрезали, вынули что-то из контекста и переврали. Я предпочитаю работать в прямом эфире, поскольку в других случаях даже самые безобидные гости начинают перезванивать и просить вырезать какую-либо неудачную фразу. Это может длиться бесконечно.

Читайте также:  Саша Барон Коэн и Айла Фишер: простое семейное счастье

В прямом эфире важно уметь быстро переходить к сути дела, пропуская тысячу вступительных вопросов, которые так любят русские журналисты. В Америке, когда человек приходит на интервью, первый и второй вопросы являются главными. Они обычно посвящены тому, с чем этот человек ассоциируется. Пресловутый вопрос «Что случилось с лодкой?» будет в начале беседы, а не после обсуждения всех творческих планов.

О пугливых коллегах и причинах их страхов

У большинства моих русских коллег превалирует страх задать неудобный вопрос. Не знаю, связано ли это со спецификой обучения на журналистских факультетах или с какими-то внутренними неудобствами человека. Даже пропагандисты с федеральных каналов всегда испытывают какую-то неловкость за себя, и это чувствуется. Не могут сказать в лоб даже те люди, у которых мало моральных принципов и отсутствует понимание этики. Умение задать вопрос, который интересует тебя и твою аудиторию, — важная часть профессии.

Фото: Семен Кац

Еще важно помнить о том, что не бывает глупых вопросов, и даже то, что журналисту давно известно и кажется наивным, может оказаться интересным зрителю. Часто самые глупые вопросы и являются самыми сложными. Была замечательная программа «Сто вопросов к взрослому», в которой дети выступали в роли интервьюеров. Понятно, что вопросы были заранее подготовлены опытными людьми, потому что они были прекрасно сформулированы. Но почему-то от детей гости всегда бывают готовы их услышать, а от взрослого человека — нет. В этом состоит проблема нашего восприятия правил поведения и приличий.

Мы часто видим, как государственные СМИ, задавая вопросы высокопоставленным лицам, чувствуют неловкость. Это странно. Недавно я смотрела пресс-конференцию Владимира Путина на телеканале Russia Today, где молодому парню, лет двадцати, разрешили задать вопрос про офшоры напрямую. Очевидно, что вопрос был согласован и заранее подготовлен, видимо, через него нужно было что-то донести до общественности. Вместо того чтобы наслаждаться своим звездным часом, который достался ему за заслуги перед телеканалом — за бесконечные репортажи, поездки и рассказы про американскую конспирологию, — и задать вопрос, который процитируют СМИ по всему миру, а начальство похвалит, он произнес кучу извинений.

Это огромная проблема, в связи с которой я оказываюсь в малоконкурентной среде, а именно конкуренция помогает держать себя в тонусе и постоянно развиваться. Хотелось бы, чтобы решительных и в какой-то степени более жестких интервьюеров в нашей стране было больше. Уметь задавать простые, неудобные, краткие и понятные вопросы очень важно, и это совершенно не значит, что человек сразу обидится. Он может ответить на вопросы или нет, либо эмоционально прореагировать.

Люди в нашей стране больше боятся, чем проявляют желание узнать что-то у своего собеседника. Возможно, это генетический страх. Когда мне рассказывают о результатах телефонных опросов, в которых семьдесят пять процентов россиян выступают в поддержку Владимира Путина, а сто процентов соглашаются сказать свое «да» какой-нибудь инициативе, я представляю небольшую квартиру на окраине Москвы, в которой звонит телефон и из трубки доносится голос: «Скажите, вы за или против Владимира Путина?» Что может ответить этот человек? Конечно, «за». Это даже не мухлеж, а такой тип системы, который умножается на генетический страх и формирует определенное сознание. Вот и приходится вести двойную жизнь: кухонную и публичную. Журналист с Russia Today получил разрешение действовать, но все равно сработали сдерживающие механизмы, не дающие чувствовать себя свободно, хотя он ничего плохого не совершил.

В Америке тоже не совсем свободная пресса. У них просто немного другая система отношений со СМИ: есть продемократические, которые ругают республиканцев и вряд ли напишут что-то плохое про Барака Обаму, и прореспубликанские, им противоположные, — одним словом, существует несколько центров силы. Когда их больше одного, всегда есть возможность выбора: пойти в другое место. У нас такой возможности нет, и, соответственно, мы не можем публиковать определенные материалы.

Система современной демократии в развитых странах состоит не в полной вседозволенности СМИ, а в четкой системе сдержек и противовесов. Наверное, если пойти в продемократические СМИ со статьей, посвященной разоблачению Обамы, материал не примут, но будет возможность отдать в прореспубликанские, где ее возьмут с удовольствием. И Барак Обама не позвонит, чтобы снять материал и закрыть СМИ. У всех есть определенная позиция, ограниченная достоверностью информации и журналистской этикой. Такая децентрализация власти и создает ощущение демократии, где приходится договариваться. В России сегодня мы можем договариваться только с Администрацией президента или не делать этого и оставаться в сложном положении, зарабатывая скромные деньги.

Не стоит считать других людей глупее себя. Думать о том, что народ нельзя ничему научить, неправильно. У меня есть маленькое хобби: я обожаю смотреть телевизионные программы девяностых годов. Слушая, что несет Сергей Доренко и насколько свободно он это говорит, я всякий раз начинаю думать, что я в какой-то не своей стране. Недавно меня поразила какая-то юмористическая программа с Александром Ширвиндтом: юмор там был особенный: тонкий, интонационный — в него надо вдумываться. Это совершенно не то, что мы имеем на телевидении сегодня. Если поставить этот материал в эфир, а параллельно на другом канале включить Comedy Club, то первый не наберет никаких рейтингов. В передаче «Пятое колесо» был сюжет под названием «Ленин — гриб» с Курехиным, и его показывали на центральных каналах, а люди потом обсуждали это неделю как нечто феерическое и невероятное.

Если все время кормить человека фастфудом, он начнет толстеть, покрываться прыщами и считать, что это правильно и вкусно; если же здоровой пищей, то ему не очень-то и будет хотеться вредной еды. То же самое и в журналистике: если кормить зрителя хорошим информационным и развлекательным продуктом, то под его действием он начнет меняться. Это не значит, что всего остального не должно быть. Дурацкие шоу со швырянием торта в лицо есть и в американской культуре. Должно быть разнообразие, которое дает человеку возможность делать выбор и формировать привычку к интеллектуальным программам. Мы находимся в ситуации, когда этого продукта очень мало. Люди готовы к нему, даже к каким-то либеральным веяниям в телеэфире: им нравится, когда есть две точки зрения и они «разные». Например, в программе Владимира Соловьева создается видимость дискуссии, и это нравится людям больше, чем наличие только одного взгляда.

Фото: Семен Кац

О людях, которые сидели напротив

Слушатель: Как складывались интервью с «государственниками» Германом Клименко и Сергеем Минаевым?

С Германом Клименко обсуждалась конкретная тема и вопросы, которые меня интересовали: на момент интервью он уже успел сделать несколько громких заявлений по поводу его видения интернет-политики в России и разорения «Гугла» и «Яндекса». Было много подготовки: я изучала его бизнес, его компании, аффилированные структуры и связанные с ними документы. Мы нашли очень интересные взаимосвязи его компаний с различными торрентами и пиратской информацией, против чего он и выступал.

Что касается Сергея Минаева , то я хорошо его знаю уже много лет, и, как мне кажется, мое с ним интервью вышло удачным, забавным и достаточно откровенным. Он понимает, что врать бесконечно невозможно, и если уж врать, то маскировать это под какую-то новую искренность. В некоторых вещах он очень искренний человек: он не скрывает своих связей с Кремлем и целей создания «Контр-ТВ». При этом он готов отстаивать свою позицию. Все эти забавные метафоричные разговоры по поводу двух ресторанов, которые находятся рядом, развернувшиеся на несколько страниц, — это было забавно и интересно. Понимая, что собеседник готов к такого рода разговору, нужно не бояться работать «развлекательно» и задавать вопросы в шуточной, метафорической форме.

Фото: Семен Кац

Слушатель: Когда вы берете интервью у человека, с которым вас связывают дружеские отношения, зная при этом его слабые стороны, вы будете стараться их не затрагивать, чтобы не обидеть, или, наоборот, поднимете, чтобы спровоцировать и получить интересный материал?

Когда речь идет о болезни ребенка, тяжелых отношениях с мамой и других вещах личного характера, мне кажется правильным спросить заранее у человека, готов ли он говорить на эту тему. Если нет, то ответа все равно получить не удастся, он просто не станет это комментировать. А если готов, то у него будет время подумать и сделать интересный и развернутый ответ.

Хотя иногда бывает и вот как. У меня было интервью с Леной Перминовой для одного глянцевого издания. У этой девушки очень интересная судьба: ее супруг Александр Лебедев, бывший владелец «Новой газеты», увез ее из города, в котором она была связана с наркоманской бандой, а потом она помогла следствию в связанном с ними уголовном деле. Перед интервью она сказала, что не хочет поднимать эту тему, а потом, после нескольких вопросов, сама начала подробно рассказывать. По этой причине я против сверки интервью, особенно письменных. Можно сделать свою работу на сто процентов, выслать ее человеку, а он начинает все переправлять и вычеркивать. Лучше сделать фактчекинг, сверить прямые цитаты. Герой имеет право стилистически поправить какие-то слова, но не должен менять смысл. Каждый раз перед интервью необходимо проговаривать эти правила с собеседником.

Фото: Семен Кац

Слушатель: Как, задавая провокационный вопрос (особенно это касается политических деятелей), заставить человека не уйти от ответа?

Во-первых, люди, которым по-настоящему хочется задавать провокационные вопросы, недоступны; они не дают интервью. Например, Сурков, Володин или Сечин — они делают только официальные заявления или говорят про бизнес. Сделать развернутую программу с ними просто не получится. Но нет такого универсального вопроса, от которого нельзя не уйти. Можно только продолжить беседу, сопоставляя ответы собеседника с какими-то другими известными фактами. Например, вопрос об Андрее Турчаке, который был дважды задан Владимиру Путину на пресс-конференции, так и остался без ответа, потому что у журналистов в силу формата общения с президентом не было возможности сделать уточнение. Только в жанре интервью можно последовательно привести человека к точным ответам.

Слушатель: Расскажите о собственных неудачах.

Из последних работ не очень удачным было интервью с Гавриилом Поповым , бывшим мэром Москвы. Ему как человеку, долгое время управлявшему городом, есть что рассказать. Могло получиться интереснее. Видимо, у меня не получилось надавить на какие-либо кнопочки, чтобы он захотел перейти на эмоциональный разговор.

Если журналист не смог правильно построить беседу, значит, это какие-то его недоработки. Такое со мной случалось часто: встречаются очень тяжелые люди, которые говорят без удовольствия, повторяют одни и те же вещи на протяжении долгих лет. В любом случае это проблема журналиста, если он не смог разговорить человека, пусть даже и самого тяжелого. Это не оправдание. Мне не удалось, а кому-то удастся.

Ксения Собчак рассказала как воздвигла бренд имени себя. ВИДЕО

Автор издания RB (Архив)

Светская львица начала зарабатывать на лекциях о себе

На днях телеведущая Ксения Собчак выступила со специальной лекцией “Как создавался бренд “Ксения Собчак” в Центральном доме архитектора. Светская львица популярно объяснила, как работала над собой и своим образом, что отличает ее от Романа Абрамовича и почему она работает над несколькими совершенно не связанными между собой проектами – она ведет активную политическую деятельность и в то же время уже долгие годы отказывается покидать реалити-шоу “Дом-2”.

“Чтобы добиться настоящего успеха, надо понять, что ты хочешь дать этому миру. Я знала очень много начинающих артистов, чьи фото публиковались на обложках известных журналов, они выступали на телевидении, но так и не обрели популярности”, – говорит она. Собчак рассказала о двух путях создания бренда в медиабизнесе. Первый из них она рассмотрела на примере бывшего губернатора Чукотки и миллиардера Романа Абрамовича, который закрыт для прессы по максимуму. “Это немая история с яркими пиар-поводами, по которым за Абрамовича всегда высказываются другие люди. Конечно, здесь все зависит от характера, поэтому я выбрала для себя другой вариант – путь максимальной публичности”, – объяснила телеведущая.

Бренду “Ксения Собчак” уже 10 лет и над процессом его построения работает много людей. “Конечно же, наша основная цель, как и любой другой организации – это получение прибыли. Но также важно получать настоящее удовольствие от того, что ты делаешь”, – сказала телеведущая, отметив, что одно другого не должно исключать. Собчак считает, что для поддержания бренда на плаву нужно оставаться на виду как можно у большей аудитории: “Я не ухожу из развлекательных проектов “Дом-2” и “Топ-модель по-русски” именно для того, чтобы меня продолжали узнавать”. Так же она рассказала, что предпочитает выступления на публике в самых разных форматах, “чтобы не наступил эффект переедания”.

Главный “ингредиент” – полная искренность

“Чтобы добиться настоящего успеха, нужно быть готовым к негативу и научиться себя раскрывать, не боясь, что тебе плюнут в душу. Только полная искренность даст тот результат, который хотят получить все без исключения люди, которые выходят на сцену. А все они хотят, чтобы их любили”, – цитирует Собчак он-лайн издание Utro. – Я общалась с людьми, которые добились невероятного успеха. Но многие из них, к сожалению, закрываются, чтобы не показать самого хорошего, что в них есть. Например, из всего интервью с Зюгановым была только одна искренняя фраза, которую мне пришлось буквально выбить из него. Он сказал: “Я такой окаменевший, что уже не понимаю, могу ли быть другим”. Выходя из эфира он посчитал, что это была его ошибка и слабость. Нам сложно оказаться на публике некрасивыми, раздетыми, плачущими, несчастными. Но на самом деле я тоже всего этого боюсь. Бренд “Ксения Собчак” – это такая гигантская махина, с непробиваемой броней из пафоса и цинизма, внутри которой сидит маленькая девочка и нажимает на рычаги. Я очень стараюсь это перебороть”.

Интересными впечатлениями от лекции поделился блогер Piacere-s, он пишет: “Ксения Анатольевна была хороша, что уж там. Непосредственная и искренняя, с прекрасной речью и пластикой. Тема семинара была о бренде, что это есть и как создавался бренд “Ксения Собчак” от лица автора. Забегая вперед скажу, что Америку мне не открыли, т.к. создавать персональный бренд себя любимого вряд ли получится, идя по пути конкретной персоналии. Безусловно, харизма , коей обладает Ксения, позволяет удерживать внимание , не обладая яркой внешностью. Хотя я всегда была при мнении, что выгоднее быть стильной, чем красивой”.

Другие слагаемые бренда

Также автор приводит саммери секретов от Собчак о том, как сделать себе имя-бренд:

1. Определить цель для чего вы это делаете или только собираетесь. Имя-бренд- это своего рода пиар ваших достижений.

2. Занимайтесь и зарабатывайте только тем в своей жизни, что вам по-настоящему нравится. Не работайте и не живите там и с тем, если вам неуютно или нехорошо.

3. Будьте открыты и непосредственны. Внутренняя скованность , социальные стереотипы могут понемногу съесть вас изнутри, и приняв на себя определенный образ (здесь как раз Собчак привела пример с Зюгановым) вы рискуете из него не выйти.

4. Не бойтесь в определенных моментах быть смешным или ироничным (самокритичным). При умелом подходе и стечении обстоятельств вам это будет на руку.

5. Отдавайте себя всего своему делу , не ожидая что-то получить взамен.

6. Будте любознательным и способным находить общий язык с любым человеком, это значительно повысит шансы упростить путь через тернии к цели построить себе имя-бренд.

Обращение к астраханским полицейским

Если у Ксении Собчак и есть какой-то недостаток, то только не в открытости и непосредственности, что очень ярко демонстрирует недавняя “минута молчания по случаю отставки Нургалиева”, “организованная” ею в Астрахани.

Сколько заработает Собчак на лекциях?

По данным деловой газеты “Маркер”, на лекцию о том, как Собчак монетизирует свое имя, пришло несколько сотен человек. “Организаторы, опасаясь, что мест в зале не хватит, решили провести еще и онлайн-трансляцию мастер-класса, которая пока не вызвала ажиотажа среди пользователей интернета. Какова будет доля Собчак от сборов, неизвестно, но организаторы могут получить около 800 000 рублей за одно выступление телеведущей”, – пишет издание.

Билет на лекцию стоил в 1950 рублей, а стоимость билета на онлайн-встречу варьируется от 500 до 750 рублей. “Маркер” отмечает, что ранее мастер-класс с таким же названием Собчак проводила в Пензе и Астане. Но билеты для жителей регионов стоили значительно дороже – от 3 000 до 5 000 рублей.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: